Добро пожаловать!
    
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт посвященному Дальнему Востоку России прошлое и настоящее

Начало исследований

В результате плавании В. И. Беринга и А. И. Чирнкова стало известно, как писал М. В. Ломоносов, что «Америка против Камчатки лежащая начинается островами, каков есть Берингов и его соседственные, и потому не без основания утвердить можно, что виденные места, мимо коих шли помянутые мореплаватели, суть острова и составляют Архипелаг»[1].

Вслед за Берингом и Чириковым к неведомым землям устремились многие русские землепроходцы, мореходы, купцы. Сибирские губернаторы всячески поощряли такую инициативу. Один из них, известный ученый, моряк, гидрограф Ф. Й. Соймонов организовал специальную экспедицию в район Берингова пролива под руководством лейтенанта И. Б. Синдта.

Заинтересовался Алеутскими островами и М. В. Ломоносов. В 1763 году он обратился к наследнику царского престола Павлу, занимавшему должность генерал-адмирала, с «Письмом о северном ходу в Ост-Индию Сибирским океаном». По мысли Ломоносова, можно было в высоких широтах пройти Северным морским путем к Камчатке. Морская комиссия, рассматривавшая проект Ломоносова, согласилась с его доводами, и 14 мая 1764 года последовал указ о снаряжении экспедиции под начальством В. Я. Чичагова. Одновременно пришло распоряжение об организации экспедиции П. К. Креницына, который должен был встретиться с В. Я. Чичаговым в районе Берингова пролива и нанести на карту Алеутские острова. Все это содержалось в строжайшей тайне, и указ об экспедиции не передавался даже сенату.

Как известно, в результате двух попыток Чичагову не удалось пройти к востоку от Шпицбергена, и на этом плавание закончилось. Судьба же экспедиции Креницына была иной. Выехав 1 июля 1764 года из Петербурга, только в октябре 1765 года Креницын со своим помощником М. Д. Левашевым и основным составом экспедиции прибыл в Охотск. По пути, в Тобольске, от нового сибирского губернатора Д. И. Чичерина

 Вид на вход с Петропавловскую гавань.

Крелицын получил инструкцию, десять штурманских учеников навигацкой школы, команду и припасы. В инструкции Чичерин писал: «За главнейшее основание порученной вам экспедиции поставляю несколько уже известных, сысканных купцами Алеутских островов, основательное описание и положение оных на карту сделать, а особливо большого и многолюдного острова Кадьяк; приложив всевозможное старание, обходя его вокруг описать весьма нужно: остров то или матерая земля, ибо на показании бывших на том острову наших людей, утвердиться не можно»[2].

Вид Нижчекамчатского острога 1767 года. Взят из журнала экспедиции П.К. Креницына.

Охотские власти предоставили в распоряжение экспедиции все средства порта. Было снаряжено четыре судна: бригантина «Св. Екатерина» (72 человека) под командой П. К. Креницына, гукор «Св, Павел» (52 человека) под командой М. Д. Левашева, галиот «Св. Павел» (43 человека) во главе со штурманом Афанасием Дудиным-вторым и бот «Св. Гавриил» (21 человек) — командир штурман Афанасий Дудин-первый, 10 октября суда вышли и через несколько дней потеряли друг друга из виду. Всем нм ие удалось благополучно подойти к Камчатке: осенние охотские штормы сделали свое дело. «Св. Екатерину» в ночь на 25 октября море выбросило в 25 верстах выше Большередка. Команда с большим трудом перебралась на берег. Гукор «Св. Павел» сумел войти в устье реки Большой, но вынужден был также выброситься на берег, так как оба каната лопнули. «Св. Гавриила» постигла та же участь, что и гукор «Св. Павел». Самая же интересная судьба у галиота «Св. Павел». Он был вынесен в Тихни океан через Первый Курильский пролив, и его около месяца носило по океану. 21 ноября галиот сумел подойти к Авачинской губе, но льдом был снова отнесен в море, «странствовал еще целый месяц, потерял бушприт, рею, все паруса и канаты и, уже не имея ни воды ни дров, пустился прямо к берегу, и выскочил на седьмой Курильский остров»[3]. При крушении погибло 30 человек, спаслось только 13, в том числе командир. Зиму провели на острове и на следующий год добрались до Большерецка.

Карта Алеутских островов и Камчатки, составленная

участниками экспедиции П. К. Креницына.

Неудачи не сломили воли руководителей экспедиции. В Большерецке приготовили к дальнейшему плаванию гукор «Св. Павел» и бот «Св. Гавриил». Креницын вызвал из Мпжнекамчатска известных камчатских мореходов Степана Глотова и Ивана Соловьева. 17 августа 1767 года суда вышли из Большерецка и, обогнув Камчатку, 6 сентября прибыли в Нижнекамчатск. По пути выяснилось, что бот «Св. Гавриил» дал течь и для дальнейшего плавания непригоден. Креницын воспользовался галиотом «Св. Екатерина», остававшимся здесь после плаваний к Берпшгову проливу И. Б. Синдта. Зима ушла на ремонт судов, подготовку экспедиции, расспросы мореходов в Ннжнекамчатске.

20 июля 1768 года галиот «Св. Екатерина» и гукор «Св. Павел» из устья реки Камчатки отправились к Алеутским островам. 30 июля онн прошли проливом между островами Беринга и Медным. 11 августа суда разошлись. Креницын опознал и описал острова Снгуам и Амухту, а Левашев — остров Акутан. У Уналашки они встретились, подошли к острову Унимак, нанесли его на карту. 1 и 2 сентября оба судна описывали лобережье полуострова Аляски, а 5-го вновь разошлись, на этот раз уже надолго. Некоторое время они продолжали свою работу, а затем стали на зимовку.

Креницын зимовал в заливе своего имени на восточном побережье острова Унимак, а Левашев — на Уналашке, в Капитанском заливе. Зимовка была тяжелой, особенно для Креницына. С местным населением очень долго не удавалось наладить дружественных отношений, и это сказывалось на состоянии экипажа. Во время знмовки от цинги погибло 80 человек, а оставшиеся в живых 12 человек были настолько слабы, «что ежели бы капитан-лейтенант Левашев не пришел к нему (Креницыну.— А. А.) со своими людьми, то бы не с кем было и судном управлять»[4].

Левашеву, зимовавшему в таком месте, где было постоянное селение, удалось договориться с алеутами и через них 10 мая 1769 года установить связь с начальником экспедиции, а затем и прийти ему на помощь. Это произошло 6 июня 1769 года, а 23 июня суда покинули печальное место зимовки Креницына. В числе многих там остались лежать навечно Афанасий Дудин-первый известный мореход, первооткрыватель островов Кадьяк и Умнак Степан Глотов.

Через три дня суда вновь разошлись, 29 июня Креницын уже пришел в Нижнекамчатск, а Левашев все лето проплавал южнее Уналашки и Умиака, положил на карту Четырехсопочные острова и прибыл в устье Камчатки только 24 августа. Зиму экспедиция провела в Нижнекамчатске. Местные власти не проявили к ней должного внимания, и, для того чтобы найти себе пропитание, члены экспедиции организовали рыбный яромысел. Денег они не получали, а провианта им не выдавали. И все- таки уже к лету 1770 года суда были готовы отправиться в Охотск. 4 июля 1770 года П. К. Креницын (теперь уже капитан 1-го ранга, произведен 4 июня 1769 года) выехал в исходе первого часа на лодке-однодеревке из Ннжнекамчатска по реке Камчатке к тому месту, где стояла «Св. Екатерина», для окончательного осмотра судна перед выходом в море. Вместе с ним были казаки Семем Каюков — на носу лодки, Василий Сизов — на корме, Иван Черепанов, алеут, стоял сзади Креницына и греб. Четвертый казак, Михаил Замятин, был послан за травой, но что-то замешкался и остался на берегу. Возвращаясь назад, он видел, что лодка перевернулась, «а его высокоблагородия (Креницын — А. А.) только одну голову по бровей и рукамн раза з два кверху бултыхающаго и потом опустился вниз»[5]. Вместе с Креницыиым утонул и Иван Черепанов. Каюков и Сизов сумели выбраться на берег. Так неожиданно погиб руководитель экспедиции, М. Д. Левашев принял командование, и суда 8 июля вышли в море, а 4 августа прибыли в Охотск. Здесь они были сданы, команда отправлена к местам своих служб, а Левашев вернулся в Петербург 22 октября 1771 года. К этому времени он был уже капитан 2-го ранга, а 22 ноября 1771 года был произведен в капитаны 1-го ранга. Левашев прослужил на флоте до 1773 года, когда был по болезни уволен в отставку в чине капитан-командора. Умер он предположительно в 1774—1776 году.

Экспедиция П. К, Креницына имела огромное научное и политическое значение. Русское правительство продемонстрировало перед всем миром свою решимость закрепить за Россией завоевания русских мореходов. Достоверные сведения о природе, жителях, расположении Алеутских островов и части Аляски возбудили еще больший интерес к ним и послужили толчком к организации других русских экспедиции. Вскоре на Кадьяке появился Шелихов, а в конце XVIII века Алеутские острова и вся северная часть Тихого океана, Берингово море и Чукотка были обстоятельно описаны русской правительственной экспедицией под начальством И.И. Биллингса.



[1] М. В. Ломоносов. Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию.— В кн.: Проект Ломоносова и экспедиция Чичагова. СПб, 1854, стр. 65.

[2] А. П. Соколов. Экспедиция к Алеутским островам капитанов Креницына к Левашена. Записки Гидрографического департамента, ч. X, 1852, стр. 78—79.

[3] А. П. Соколов. Летопись крушений и пожаров судов русского флота (1713— 1853). СПб. 1855, стр. 14.

[4] Цит. по И. П. Магидовичу «П. К. Креницын н М. Д. Левашев»,— В кн.; Русские мореплаватели. М., 1953, стр. 121.

[5] ЦГАВМФ, ф. 214, д. 86, л, 157.