Добро пожаловать!
    
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт посвященному Дальнему Востоку России прошлое и настоящее

Колумбы росские

Отважные мореходы в погоне за богатой добычей все дальше уходили от берегов Камчатки, открывали все новые и новые острова и иногда проводили из них по нескольку лет.

Одним из них улыбалось счастье, и их суда возвращались в Нижнекамчатск, груженные сотнями и тысячами бобровых, котиковых и собольих шкур. Другие находили вечный покой в водах Восточного океана.

Среди этих равных по доблести людей выделился Григорий Иванович Шелихов[1]. Он родился в 1747 году в городе Рыльске Курской губернии в зажиточной купеческой семье. Впервые приехал в Сибирь 28 лет после смерти родителей. Грамотный и способный рыльский купец служил сначала приказчиком, письмоводителем, пробовал другие профессии, но па следующий, 1776 год он появился на Камчатке. Там, вступив в компанию с купцом Лукой Алиным, он построил судно «Св. Павел», которое в 1780 году привезло «грузу 936 шкур бобров морских, 1 580 песцов голубых и 34 000 морских котов, по тогдашним ценам на 74 240 рублей[2].

 Г.И. Шелихов


 

А тем временем Шелихов вступил в компанию с известным на Камчатке и в Охотске купцом П. П. Лебедевым-Ласточкиным, организовавшим промышленные экспедиции на Курильские острова. В 1777 году они снарядили гукор «Николай», на котором штурман-мореход Михаил Петушков плавал к 18-му острову, там зимовал и привез 970 бобров, 135 лисиц и 195 голубых песцов. В 1778 году Шелихов с Лебедевым-Ласточкиным отправили то же судно во главе с Иваном Антипиным. Оно 8 января 1780 года было выкинуто на 18-м острове во время моретрясения.

Вместе с тем Шелихов не переставал интересоваться Алеутскими островами. Еще в Иркутске Шелихов сблизился с купцами М. С. в И. П. Голиковыми, державшими питейные откупа в Иркутской губернии, и со старейшим камчатским компапейщиком Н. А. Трапезниковым, на дочери которого Григорий Иванович женился в 1775 году. Вместе с Голиковыми он в 1777 году отправил на Алеуты построенное ими же судно «Андрей Первозванный». На обратном пути оно погибло, но груз на 133 450 рублей удалось спасти. В 1778 году Шелихов отправил вместе с купцом Козициньгм бот «Николай», в 1779 году с Голиковыми судно «Св. Иоанн Предтеча» из Петропавловской гавани. Это судно шесть лет провело на островах и в плаваниях и возвратилось в Охотск только в 1784 году, привезя с собой 1 074 морских бобра, 927 голубых песцов п 440 морских котиков.

После гибели на Курилах «Николая.» Шелихов окончательно основался на промыслах на Алеутских островах. В 1781 году он с Лебедевым-Ласточкиным снарядил судно «Св. Георгий» во главе со штурманом Г. Л. Прибыловым. Тот плавал до 1790 года, открыл острова, носящие теперь его имя. К.Т. Хлебников «имел собственноручное письмо Шелихова к Баранову, в котором он пишет, что груз, вывезенный Прибыловым с новооткрытых островов, состоял из 2 000 бобров, 40 000 котиков, 6000 песцов голубых, 1 000 пудов моржовых клыков и 500 пуд. усов китовых, которые добыты сорока человеками русских в течение двух годов»[3].

В отличие от других купцов и мореходов Шелихов не хотел ограничиться временными успехами. Целью его экспедиции было основать постоянное поселение в новых русских владениях. Ему хотелось закрепить многолетние успехи промышленников и мореходов, утвердить постоянное владычество там России. «С умом, свойственным государственному человеку, ом поставил главнейшею целью упрочить для отечества занятые острова, привести обитателей их в подданство России, завести оседлости, где только возможно, и потом уже заботиться о собственных выгодах и приобретениях новых сокровищ в странах отдаленных»[4].

Шелихов решил отправиться сам на Алеутские острова и в Северную Америку. На Уракском плотбище вблизи Охотска были построены три галиота: «Три святителя», «Св. Симеон Богоприимец и Анна Пророчица» и «Архистратиг Михаил». 16 августа на этих трех галиотах вышли из устья реки Урак в далекое плавание 192 человека. На первом шел Шелихов со своей женой Натальей Алексеевной. На случай, если суда разойдутся, первым местом встречи был назначен остров Беринга. Два первых галиота пришли туда вместе 24 сентября после тяжелого плавания через Охотское море, во время которого они разлучились с «Михаилом» и претерпели в начале сентября в районе Курильских островов страшную бурю. «Михаил» так туда и не пришел. На острове во время зимовки добывали песцов, которых было уже мало. Чтобы не было цинги, Шелихов распорядился всем ежедневно делать переходы на лыжах, питаться свежим мясом.

Не дождавшись прихода «Михаила», Шелихов с двумя галиотами 16 июня 1784 года ушел к Алеутским островам, направляясь к берегам Аляски, куда еще не отважились плавать мореходы. На третий день в тумане суда разошлись, и Шелихов решил подойти к Медному острову в надежде, что туда же подойдет и «Симеон», Прождав там до 26-го и не дождавшись, Шелихов взял курс к Алеутам. Плавание проходило благополучно: 6 июля прошли остров Атха, затем Амля, Сопочные острова, 12 июля сошлись с «Симеоном» и вместе на следующий день пришли к Уналашке. 14-го завели-галиоты в Капитанскую гавань, где стояли больше недели, пополняя запасы свежей воды и провизии, ремонтируя потрепанные на переходах суда. Шелихов взял здесь с собой двух толмачен и десять алеутов с байдарами.

22 июля галиоты отправились к острову Кадьяк, где появились 3 августа. Начались исследования острова и близлежащих окрестностей с байдар. На третий день пришли местные жители острова — «коняги», которые встретили пришельцев сначала неприветливо. Шелихов предпринимал мирные переговоры, но безуспешно. «Они, не внимая тому, писал он, с угрожением приказывали, чтоб мы отдалились от берегов их, ежели желаем остаться живыми»[5]. Шелихов сам поехал к ним для переговоров, но уговорить не смог. В ночь на 12 августа коняги напали с такою жестокостию, что можно было помыслить, что совершенно достигнут они своего намерения, что и действительно бы нм учинить то было не трудно, ежели бы мы меньше были осторожны и больше боязливы»[6]. 130 человек русских выдержали напор, а затем перешли в наступление, взяли в плен тысячу человек, остальные разбежались.

Шелихов привел в крепость около четырехсот человек, назначил среди них главного и поселил в 15 верстах от крепости. На всякий случай держал 20 человек заложников — аманатов. Постепенно отношения приняли самый дружественный характер. Разослав по всем направлениям «артели» для промысла, Шелихов сам занялся устройством селения: организовал школу для детей, приводил желающих в русское подданство, поощрял принятие христианства, вербовал на службу в компанию. «Должно отдать народу сему справедливость в остроте ума,—писал Шелихов,— ибо дети их весьма скоро понимали свои уроки, и некоторый до отъезду моего столько выучились по российски говорить, что без нужды можно было их разуметь»[7].

Одновременно Шелихов посылал корабли для исследования близлежащих мест. Посланцы побывали в Кена иском заливе, у острова Афогнак, прошли проливом между островом Кадьяк и Аляской. На побережье строились крепости. На северном берегу Кадьяка, ближайшем к Аляске, в Павловской гавани, было выбрано место для строительства нового селения, откуда легче было бы плавать к берегам Аляски. Шелихов шаг за шагом расширял сферу интересов России на Тихом океане. И когда после двухлетнего пребывания на Кадьяке он собрался уходить оттуда, то наказывал своим преемникам, а первым из них был енисейский купец Самойлов, «поступать расселением российских артелей для примирения американцев и прославления российского государства но изъясненной земле Америке и Калифорнии до 40 градусов»[8].

Когда 22 мая 1786 года «Три святителя» покидали Кадьяк, как раз появился наконец-то «Св. Михаил», претерпевший много невзгод, но все же через два года прибывший к цели. Шелихов распорядился, чтобы одному из остающихся судов «плавать по длине (долготе.— А. Л.) от 40 до 75 градусов, считая от Охотского меридиана, который я первым поставил в своем изчислении, а по широте от 60 до 40 градусов в открытом море; другому же к северу при сближении там двух частей света, для сыскания неизвестных мест и островов»[9]. Судно «Три святителя» должно было остаться транспортным для связей с Охотском и Камчаткой.

На галиоте «Три святителя» Шелихов вез 40 местных жителей, которые должны были в Сибири обучиться различным ремеслам. Плавание было очень трудным, и к Курильским островам пришли только 30 июля. К тому же и здесь пришлось выдержать сильный шторм. С трудом подошли 8 августа к Болыперецкому устью и стали на якорь. Шелихов сошел на берег, а в это время галиот сорвало с якоря. Командир не решился снова подходить к берегу, опасаясь, что судно будет разбито, выкинуто на берег, и пошел в Охотск.

Шелихов же съездил в Петропавловск, где купил у англичан, прибывших с товарами на Камчатку, всю партию товара, а затем перепродал ее тотемским купцам Пановым в Большерецке из расчета прибыли 50 копеек на рубль. В Охотск он возвращался берегом. В этом сухопутном путешествии ему оказали существенную помощь известные деятели Охотско-Чукотско-Камчатского края братья Т.И. и В.И. Шмалевы. «Но за долг почитаю благодарность мою пред всеми изъявить двум достопочтенным мужам, государству и отечеству несколько уже лет беспорочно служащим, капитанам родным братьям, Тимофею и Василью Шмалевым, за охранение меня от всяких опасностей в разсуждении тамошних диких жителей, которые тогда один в Тигильскон крепости, а другой между Тигилем и Инжигинским {Гижига.— А. А.) городом, у коряк для усмирения в Каменском селении Корятскнх и Чукотских орд пребывание имели»[10].

В Охотск Шелихов прибыл 27 января 1787 года. Здесь его ждала жена, остававшаяся на галиоте, и товары, которыми необходимо было распорядиться. На долю самого Шелихова пришлось 1111 бобров и 1 060 лисиц. Наконец 8 февраля Шелиховы на собаках н оленях выбрались из Охотска п 6 апреля появились в родном уже теперь Иркутске.

Здесь он написал отчет о своем путешествии—«Записку Шелихова странствованию его в Восточном море» и убеждал генерал-губернатора Якобня довести до сведения правительства предложения о заселении Русской Америки, о постройке т&м крепостей, об организации монопольной Росси йско-Амернканской компании. Вместе с тем он послал на Кадьяк управляющего своего Евстрата Деларова, который сменил Самойлова в начале 1788 года и отправил в том же году штурманов Герасима Измайлова и Дмитрия Бочарова в плавание «как для открытия новых морских островов и приведения под власть Российской Империи разных островных народов, так равно и для утверждения всей новообретенной Американской части знаками величеству и названию Российскому свойственными»[11].

Интересны заметки Екатерины II, которые она делала при чтении записки Шелихова. Шелихов просил 20 тысяч рублей правительственной ссуды и некоторого количества войск для службы в американских владениях и в компании вообще. Екатерина ответила так: «Военные люди в Сибирь равно нужно, сто человек тамо то что тысечи здесь»[12]. А когда Шелихов настаивал на утверждении России на берегах Америки, то императрица соизволила начертать: «Многое распространение в Тихом море не принесет твердых полз. Торговать дело иное, а владеть дело другое»[13].

Долго пришлось Шелихову добиваться разрешения правительства, пришлось для этого самому в 1788 году побывать в Петербурге, но там пока что ограничились награждением Григория Ивановича медалью на Андреевской ленте, золотой шпагой и грамотой, позволяющей продолжать начатое дело.

Созданная Шелнховым компания успешно вела торговлю, селение на Кадьяке из года в год росло. Корабли Шелихова плавали повсюду в северной части Тихого океана. Старейшие и опытнейшие шелиховские мореходы Герасим Алексеевич Измайлов и Дмитрий Иванович Бочаров (оба — участники нашумевшего похода-побега М. Беиьовского) на галиоте «Три святителя» в 1788 году исследовали берег залива Аляски от Кенайского полуострова до бухты Льтуа, открыв здесь удобные и обширные заливы Якутат и Нучек, в 1789 году было основано селение в Кенайской губе.

Между тем Е. Деларов, согласно договоренности с Шелиховым, требовал себе замены на посту управляющего или правителя компании на месте. И Шелихов заключил договор с А. А. Барановым.

Александр Андреевич Баранов родился в Каргополе в 1746 году. Он занимался сначала торговлей в Москве и Петербурге, затем оказался в Иркутске. Это был человек недюжинных способностей и знаний. За заметки, посланные в Вольное экономическое общество, он в 1787 году был избран его почетным членом. Баранов в 1790 году вышел'из Охотска, но из-за аварии судна смог прийти туда только в 1791 году.

В 179! году в Петербурге вышла в свет книга Шелихова «Российского купца именитого рыльского гражданина Григория Ивановича Шелихова первое странствование с 1783 по 1787 г. из Охотска по Восточному океану к Американским берегам». Выход ее, а также и второй книги в 1792 году о плавании Измайлова и Бочарова под названием «Российского купца Григория Шелихова продолжение странствований отряженнаго галиота «Трех святителей» под водительством двух штурманов Измайлова и Бочарова в 1788 году»[14]имел огромное значение. Современники зачитывались ими, о Шелихове узнали во веем мире. Баранов приступил к осуществлению его мечты — к строительству на берегах Нового Света русской столицы Славороссии.

Но Григорию Шелихову не пришлось больше там побывать: 20 июля 1795 года он скоропостижно скончался в Иркутске в расцвете сил на 49-м году жизни. Похоронен он в Знаменском женском монастыре за Ангарой. В 1800 году вдова Шелихова поставила ему там памятник на всех четырех сторонах которого имеются надписи, прославляющие жизнь и деятельность этого славного мореплавателя и деятеля. На одной из сторон слова Г. Р. Державина:

Колумб здесь Росский погребен!

Преилыл моря, открыл страны безвестны,

И зря, что все на свете глеи,

Направил парус свой Во океан небесный,

Искать сокровищ горних, не земных,

Сокровище благих!

Его ты душу, Боже, упокой!

На противоположной грани высечены слова И. Дмитриева:

Как царства падали к стопам Екатерины,

Росс Шелехов, без иоиск, без громоносных сил,

Притек в Америку чрез бурпыя пучины,

И нову область ей и Богу покорил.

Не забывай, потомок,

Что Росс твой предок был и на Востоке громок!

Деятельность Шелихова отличается от морских походов других купцов тем, что он первый поднял вопрос о закреплении за Русским государством земель и островов, где многие неоднократно побывали. Шелихов не только сказал об этом — он сам основал первое русское поселение на Кадьяке. Он был и государственным деятелем, хотя и не состоял на службе, путешественником и мореплавателем. Как свидетельствует К. Т. Хлебников, «Шелихов, как вйдно по некоторым его отзывам, двадцать раз посещал Охотск и несколько раз Камчатку не из любопытства, но по побуждению своего деятельного ума, а в Америке, сколько для чести себе" а более для пользы государственной трудился неутомимо, и следовательно, работал преимущественно умом»[15].

Его преемник А. А. Баранов удержал старые места и занял новые в Кенайском и Чугацком заливах. В 1796 году он основал в Якутате новое поселение. В 1799 году основал столицу Русской Америки на острове Ситха — Ново-Архангельск и с этого года жил там постоянно. В этом же году была официально образована Российско-Американская компания, директорами которой стали зятья Шелихова Михаил Булдаков и Николай Резанов. Главная контора компании находилась в Петербурге, а на месте ею управлял Баранов. Очень много сделал он за годы своего управления в Русской Америке. Все побережье Тихого океана до Калифорнийского залива было освоено русскими людьми. Он на верфях в Нозо-Архангельске построил первые в Америке русские корабли «Феникс», «Дельфин» и «Ольга», завел школы, детский приют, строил русские дома, посылал наиболее способных учиться в Петербург. Баранов торговал с Кантоном, Бостоном, Манилой, Нью-Йорком, Калифорнией и Сандвичевыми островами. За заслуги он был в 1804 году произведен в коллежские советники, а в 1807 году получил орден св. Анны 2-й степени.

На протяжении всех 28 лег пребывания Баранова в Америке верным его помощником во всех делах и начинаниях был Иван Александрович Кусков. На острове Кадьяк он помогал переселенцам осваиваться на новых местах, а затем основал поселение в Чугацком заливе, начальствовал в Нучеке. В 1802 году Баранов послал Кускова исследовать Медную реку, и тот отлично справился с поручением.

У создателей РУССКОЙ Америки было много врагов. Английский морской пират Барбер организовал провокацио1июе "вьГСТупление местных жителей на Ситхе против Баранова, Индейцы не ограничились резней па Ситхе, а подстрекаемые Барбером, напали на промысловую партию Урбанова в Кенайском заливе. Иван Кусков, пробиравшийся к Ситхе от реки Медной, около Якута та встретился с индейцами и «несколько дней бился с окружившими его индейцами-колошами,, палил из пуигек скрываясь от пуль и стрел индейцев за завалами из срубленного леса»[16].

 

А.А. Баранов

 

В 1803—1804 годах посланные Барановым на юг на байдарах мореходы Швецов и Тараканов достигли бухты Сан-Диего (33° с. ш,), а в 1808 году открыли у 38° с, ш. бухту Румянцева {Бодега), расположенную к северу от входа в залив Сан-Франциско.

Осенью 1808 года И. А. Кусков на двух судах — «Кадьяк» и «Николай» отправился на юг для осмотра берегов. «Николай» во время крушения догиб, а «Кадьяк», на котором был сам Кусков, добрался до залива Бодега. Здесь он обратил внимание на пригодные к заселению места, удобные, как ему казалось, для сельского хозяйства. Самым трудным делом было снабжение русских поселений в Северной Америке продовольствием, в частности хлебом, и Баранов принимал все меры к тому, чтобы выращивать рожь и пшеницу на месте. Кускову понравилось место на берегу солнечной Калифорнии, и он решил там закрепиться. С такой мыслью он возвращался в Ново-Архангельск. На обратном пути он тщательно осмотрел острова Шарлотты.

Походы Кускова к заливу Бодега продолжались и в 1809—1812 годах. В 1810 году у одного из островов Шарлотты, острова Дундас, экипажу судна «Юнона», на котором шел Кусков, пришлось выдержать бой с индейцами, натравливаемыми на русских преемником Барбера морским пиратом Гелем. Кусков вынужден был возвратиться.



И.А. Кусков


 

В 1811 году путешествие закончилось благополучно. Судно Кускова зазимовало в заливе Бодега. Отважный мореход сумел во время ЗИМОВКИ установить связи с вождями местных племен и договорился о выделении земли для русского поселения. А в 1812 году Кусков сходил на Ситху н привез необходимые материалы. Вместе с ним был и Баранов.

Скоро в заливе Румянцева, у самого входа в лучшую гавань мира Сан-Франциско, в Калифорнии вырос русский форт Росс, укрепленный поначалу десятком орудий. «Его бастионы возвышались над краем берегового утеса. Жилища Росса были сложены из бревен красной сосны—чаги. С утеса можно было видеть долину реки Славянки, вход в которую сторожили камни, известные под названием Славянских ворот. На островах при входе в залив Сан-Франциско, на знаменитых Фер- лонских камнях, выросли русские избы»[17]. Форт Росс существовал с 1812 по 1841 год. Кусков управлял им без перерыва до 1821 года.

Несмотря на энергию и предприимчивость Кускова, на завоз в форт домашних1 ЖИЕОТНЫХ и семян, превратить форт Росс в житницу Русской Америки не удалось. Местные жители и промышленник» не хотели заниматься трудоемким и непривычным делом. Мешали испанцы, жившие в Сан-Франциско и боявшиеся укрепления русского форта. Не вполне подходящим оказался и участок земли на берегу моря, выделенный Кусковым для земледелия. Почва была засолонена постоянными ветрами с моря, не было у селения хорошей естественной гавани, суда могли стоять на якоре на рейде только при северо-западных ветрах. Чтобы выйти из затруднительного положения, И. А. Кусков построил искусственную гавань и даже судостроительную верфь, с которой в 1818 и 1819 годах были спущены два судна, но это не решало дела. Снабжение Русской Америки продовольствием по-прежнему шло морем — из Кронштадта.

Тем не мепее разносторонняя деятельность Кускова в Калифорнии принесла большую пользу Российско-Американской компании, Форт Росс стал форпостом компании па Тихом океане. Сюда приходили корабли, здесь совершались выгодные сделки. Однажды Кусков на судне «Мария» доставил в Охотск двадцать тысяч испанских пиастров, которые он выручил от торговли в Россе. Форт рос не по дням, а по часам. Поселенцы исследовав окрестности залива Румянцева, залива Сан- Франциско, осматривали реки на побережье. Сам Кусков обследовал залив Св. Троицы (Тринидад), открыл па побережье вулканы.

В 1812 году, например, в форту проживало постоянно 25 русских и 100 алеутов-звероловов. Жили с индейцами дружно, ходили друг к другу в гости. Есть сведения, что только за шесть лет звероловы Росса добыли около 9 000 котиков. Занимались и земледелием: сеяли пшеницу и ячмень, выращивали виноград, редьку. В форту были у поселенцев коровы, овцы, лошади, свиньи.

Вот свидетельство французского мореплавателя А. С. Дюго-Силли, относящееся к 1828 году, когда фортом Росс управлял родственник Шелихова Павел Шелихов. Этот мореплаватель, совершавший кругосветное плавание, стал на якорь у форта и направился к берегу. «В одиннадцать часов утра достигли селения Росс; оно расположено на большом четырехугольном пространстве, огороженном столбами в двадцать футов высоты, связанными поперечными бревнами. На северо-западном и северо-восточном угле две шестиугольные башнн, в которых прорублены порты; на каждой из четырех сторон палисады или заборы; соответственно главным четырем румбам вырублены ворота и обороняемы корронадою, которая выходит в порт как на корабле. В сем укреплении прекрасный дом для начальника, хорошия жилища для других чиновников, большие магазейны и строения для работ {мастерския}, в юго-восточном углу ныне построена церковь. Все селение стоит на равнине, на 200 футов выше поверхности моря; от нападения с северной и южной стороны ограждено рвами, которые соединены с двумя небольшими заводями, служащими убежищем и пристанью судам селения...».

 

В гавани Трех Святителей.

 

Далее: «Строения в Россе деревянный, но построены и содержимы хорошо, В покоях начальника мы нашли все удобности, который приятны для европейцев и еще неизвестны в Калифорнии; около укрепления расположены шестьдесят хороших малых домов русских поселенцев с плоскими крышами, жилища осьмидесяти кодьяков и столько же конусообразных шалашей природных жителей сих берегов». Дальше к востоку от селения на скатах возвышенности «поля для посева хлеба, овса, картофеля, бобов и других овощей».

«В Россе большое устройство и повиновение. Поселяне заняты работами и содержат караулы; с некоторого времени особенно занимаются хлебопашеством так успешно, что разными она го произведениями, которые получали из Калифорнии, ныне снабжают Ситху. Почтенный начальник от шести сот коров имеет масла и сыра более, нежели во всей Северной Калифорнии»[18].

В 1818 году с семидесятидвухлетнем возрасте А. А. Баранов покинул Аляску, Как раз в это время, когда Баранов уже сдал дела, но еще не отправился на родину, в Ситхе был шлюп «Камчатка» под командованием В. М. Головнина. Один из лейтенантов шлюпа, будущий известный мореплаватель Ф. П. Литке, так описал внешность Баранова: «Когда мы сидели за обедом, то возвестил» нам прибытие г-на Баранова. Необыкновенная жизнь и дела сего необыкновеннаго человека пояпили во мне великое любопытство его видеть. Он — более малого, нежели средняго роста. Старость и понесенныя труды оставили в нем все же мало следов того огня, который его в прежние годы одушевлял. Лицо его покрывают морщины, он лишился совершенно волос, поступь его колеблющаяся, но со всем тем нельзя ему сказать 80-ти»[19].

Баранов сдал дела правителя Российско-Американской компании военному моряку Л. А. Гагемейстеру и отправился на корабле «Кутузов» в Петербург. «При сдаче дел,— как свидетельствуют историки,— все компанейское имущество, считавшееся на лицо, найдено не только в совершенном порядке, но даже в количестве, превышавшем значущееся по описям, хотя счетная часть и не производилась с должной отчетливостию. При смене его уже видны были зачатки просвещения в тех местах, где он нашел и природу и людей равно дикими, равно недоступными». Несмотря на то, что он получал от компании 20 паев, он ничего не имел. В 1822 году директор компании сказал о нем: «один Баранов мог справедливо похвалиться созданием новых капиталов компании»[20].

Баранову не суждено было возвратиться в Петербург и повидать свою семью, 16 апреля 1819 года в Зондском проливе он скончался. По морскому обычаю Александр Баранов был похоронен в море.

Недолго после Баранова пробыл в Русской Америке и Кусков. В 1821 году он сдал дела другому начальнику, а в 1822 году возвратился на родину, где хотел провести остаток своих дней. Но они уже были сочтены. В 1823 году Иван Александрович Кусков умер в городе Тотьме и там же был похоронен.

Так прошли свой жизненный путь три главных деятеля Российско-Американской компании, твердой ногой ставшие на берег Нового Света.



[1] Деятельность Г. И. Шелихова описана в научной н художественной литературе. Широко известен роман В. С. Григорьева «Григорий Шелихов» и другие.

[2] К. Хлебников. Григорий Иванович Шелихов. «Сын Отечества», том 2, часть 1,. СПб, 1838, раздел «Наука и искусство», стр. 66

[3] К Хлебников. Григорий Иванович Шс.пнхов. «Сын Отечества», том 2, часть !, СПб, 1838, раздел «Наука и искусство», стр. 69—70.

[4] Там же.

[5] 1 Г. И. Шелихов. Путешествие Г. Шолохова с 1783 по 1790 год из Охотска по Восточному океану к Американским берегам... СПб, 1812, стр. 12.

[6] Там же, стр. 14.

[7] Г. И. Шелихов. Путешествие Г. Шелехова с 1783 по 1790 год. СПб, 1812, стр. 39—40.

[8] Г.И. Шелихов. Путешествие Г. Шелехова с 1783 по 1790... сгр. 54,

[9] Там же, стр. 55.

[10] Там же, стр. 66—57.

[11] Путешествие Г. Шелихова. «Отряженнаго галиота лазываемаго «Трех Святителей» под предводительством двух штурманов Измайлова и Бочарова, в 1Т88 году», часть II, СПб, 1812, стр. 2.

[12] ЦГАДА, Госархив, разряд X, д. 225, л, I.

[13] Там же, л. 2об.

[14] Второе издание 1812 года, которым пользовался автор, объединило одним названием две эти книги. Книга имеет две части, соответствующие этим книгам, но в обеих частях названия изменены.

[15] К. Хлебников. Григорий Иванович Шелихов. «Сын Отечества», том 2, часть 1, СПб, 1838, раздел «Наука и искусство», стр. 82.

[16] С.Н. Марков. Летопись Аляски. М., 1948, стр. 72.

[17] С.Н. Марков. Летопись Аляски. М., 1948, стр. 82.

[18] Путешествие вокруг земного шара, в Калифорнию и в Сандвичевы острова капитана А. С. Дюго-Силли, кавалера Почетного легиона. Париж, 1835. Цитируется по переводу, помещенному в «Записках Ученого Комитета Морского министерства», часть XIII, СГ16, 1837, стр. 202, 203, 204 соответственно.

[19] Дневиик Ф. П, Литке. ЦГА ВМФ, ф. 15, оп. I, д. 8, л. 175 об. Баранов родился в 1746 году, следовательно, в 1818 году ему было 72 года.

[20] Русский биографический словарь. С. Огородников. Баранов А. А., том II, СПб, 1900, стр. 480—481.