Добро пожаловать!
    
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт посвященному Дальнему Востоку России прошлое и настоящее

Креол

Одним из первых перебрался по зову Г. И. Шелихова в Русскую Америку уроженец Курской губернии Филипп Кашеваров. Не давала, наверное, покоя молодому курянину слава его земляка. С 1794 года он уже был на службе у Шелихова и Баранова. Молодой и энергичный, грамотный и смышленый, Филипп Кашеваров вскоре становится учителем Ново-Архангельской школы. Уезжать он отсюда не собирался, а одному жить плохо, и вскоре женился учитель на молодой алеутке.

Одним из детей от этого брака был Александр Филиппович Кашеваров, родившийся на острове Кадьяк, по одним данным, в 1810, а по другим,—в 1808 году[1]. По-видимому, дата—1810 год более точна, так как она значится в послужном списке—документе официальном, составленном на основании также официальных документов. Детство Александра Кашеварова прошло на острове Кадьяк. Там он постоянно был свидетелем героических подвигов российских мореплавателей, хорошо знал грозного Баранова, Кускова — прославленного мореплавателя и правителя форта Росс, где Кашеваров первоначально обучался у своего отца.

По вот мальчику исполнилось десять лет, и отец решил во чтобы бы то ни стало дать сыну образование. Компании нужны были свои опытные мореходы, и поэтому она охотно отправляла за свой счет на учебу в Петербург своих воспитанников. В число таких воспитанников, или пансионеров, попал, правда не сразу, и Кашеваров. В 1821 году его вывезли в Петербург и с помощью отца устроили учиться в частном пансионе для подготовки к штурманскому училищу.

В 1824 году Кашеваров стал пансионером Кронштадтского штурманского училища и четыре года провел в его стенах. Ежегодно он плавал па кораблях Балтийского флота, проходя общефлотскую подготовку и штурманскую практику, а в 1827 году совершил переход из Архангельска в Кронштадт на фрегате «Ольга» под командованием капитана 2-го ранга Лазарева. В 1828 году Кашеваров закончил училище и был выпущен на флот штурманом. Ему повезло: он сразу же был зачислен штурманом на корабль «Елена» Российско-Американской компании, отправлявшийся в кругосветное плавание под командованием лейтенанта Василия Степановича Хромченко.

4 августа 1828 года корабль вышел из Кронштадта с грузами для Ново-Архангельска, Путь до Копенгагена и даже до Портсмута был хорошо знаком юному штурману. А вот дальше последовал переход через Атлантику до Рио-де-Жанейро, переход через экватор, традиционное посещение корабля царем морей и океанов Нептуном, купание. Все это было новым для Кашеварова, имевшего к тому времени уже некоторый опыт плавания и штурманских определений.

Из Рио-де-Жанейро Хромченко направился вокруг мыса Доброй Надежды, и 31 января 1829 года «Елена» обогнула его. На этот раз коварные, ревущие сороковые широты, которых обычно так боятся мореплаватели, были к ним благосклонны. На пути в Австралию в широте 43° были встречены южнее курса восемь айсбергов. Высота их по глазомерному определению доходила до 200 футов. Большая работа ложилась на плечи молодого штурмана: ему приходилось не только производить астрономические определения и вести счисление, но также производить ежедневные метеорологические наблюдения и наблюдения за морскими течениями,

В Сидней пришли 17 марта и простояли там больше месяца: ремонтировали корабль, запасались провизией, вином, свежей водой, совершали часто экскурсии по Сиднею и окрестностям города. Кашеваров при водил в порядок свои записи, в который уже раз проверял штурманское хозяйство. 20 апреля путь был продолжен — корабль шел на север. На этом пути Кашеваровым были определены широты и долготы банки Гран-Кокал и среди Маршалловых островов — Мили, Маджуро, Эрикуп и Ликиеп[2].

И вот вдали показалась гора Эджкомб, столь знакомая Александру Кашеварову. Сердце забилось быстрей — здесь все было родным и близким. Кашеваров без всяких карт уверенно вел корабль по многочисленным проливам ко входу в Ситхинский залив. А вот и Ново-Архангельск.

4 июля 1829 года после почти восьмилетнего отсутствия Кашеваров снова ступил на землю, которую помнил с детства. Как же были удивлены родные, а еще больше сверстники, когда увидели, что подтянутый штурман корабля близкий им человек!

Для всего экипажа длительная стоянка в Ново-Архангельске была все же кратковременной, а для Кашеварова время пролетело особенно быстро. Уже наступала осень. Пора было отправляться в обратный путь. Александр знал, что он ненадолго прощается с родными местами: он твердо решил после возвращения в Петербург проситься служить в Российско-Американскую компанию. 15 октября транспорт направился в обратный путь, в Кронштадт.

На этот раз Хромченко повел «Елену» вокруг мыса Горн. Транспорт заходил в Сан-Франциско, стоял на рейде форта Росс, а затем без захода в Вальпараисо обошел мыс Горн и направился в Рио-де-Жанейро. Этот переход под парусами продолжался 90 суток и закончился вполне благополучно. Переход через Атлантику проходил также в благоприятных условиях. 10 июля 1830 года «Елена» стала на якорь в Кронштадте,

Как отмечал Н. А. Ивашинцов, плавание транспорта «Елена» было одним «из самых счастливых плаваний: не только что из команды не потеряно ни одного человека, но даже не было никаких повреждений п корпусе корабля и вооружении»[3]. Кашеваров, исполнявший обязанности старшего штурмана, проявил себя во время плавания самым лучшим образом. В аттестате, выданном ему В.С. Хромченко, командир корабля, между прочим, написал: «За счастье бы себе счел и впредь иметь его в своей команде»[4].

После этого плавания Кашеваров подал 13 апреля 1831 года прошение об определении его па службу в военно-морской флот и о присвоении штурманского чина. Он был проэкзаменован, и 17 июня 1831 года стал прапорщиком корпуса флотских штурманов. Он уже знал, что В.С. Хромченко назначен командиром военного транспорта «Америка», уходящего в этом же году в кругосветное плавание, и поэтому естественно был зачислен в штат экипажа для следования в Ново-Архангельск. Кашеваров был с 1 июля зачислен официально в состав офицеров, служащих в Российско-Американской компании.

С 9 августа Кашеваров уже на транспорте, где вступил в свои обязанности штурмана и вахтенного офицера. 26 августа транспорт вышел из Кронштадта с грузами для Петропавловска и Ново-Архангельска. Хромченко избрал снова тот же путь: от Рио-де-Жанейро вокруг мыса Доброй Надежды и Тасмании в Сидней, куда прибыли 9 мая. Знакомые места, знакомые портовые чиновники, а у некоторых и знакомые люди. Целый месяц ушел на подготовку к дальнейшему переходу.

10 июня «Америка» вышла из Сиднея и после двухмесячного перехода, во время которого Хромченко и Кашеваров определили координаты острова Гепдервиль, некоторых островов группы Гилберта, островов Пейстер и некоторых из островов Маршалловых, 14 августа подошла к Авачннской губе. Здесь транспорт поджидала опасность: у мыса Сигнального он сел на мель. В этом происшествии чувствовал себя виноватым и Кашеваров, хотя это случилось не на его вахте. Пришлось часть грузов перевозить на баркасах. Через три дня транспорт сошел с мели и простоял в-Петропавловске до 13 сентября.

В этот день Кашеваров направился к конечной цели своего плавания, к Ново-Архангельску, где ему предстояло служить. 8 октября он снова ступил на родную землю. А затем началась сдача дел и прощание с товарищами. Со многими из них Кашеваров плавал и на «Елене». Сердечно прощался с ним командир капитан-лейтенант Хромченко, пожелавший ему всяческих успехов в самостоятельной службе на Тихом океане. 20 ноября транспорт ушел.

Встретили на родине молодого штурманского офицера очень тепло, приветливо, а теплее всех молоденькая дочь местного священника Серафима. Давно у них был негласный любовный сговор, теперь же надумали они серьезно строить свою жизнь вместе. Главный правитель Русской Америки Фердинанд Петрович Врангель назначил молодого штурманского офицера командиром бота «Бобр» и предоставил ему отпуск для всяких семейных дел. Тогда Кашеваров и женился на Серафиме Алексеевне Соколовой.

25 января 1833 года он принял командование и до 17 сентября плавал к острову Кадьяк и к другим островам архипелага. Вся зима прошла на берегу .в береговой службе. Кашеваров не только исправно нес ее, но и беспрерывно повышал свои знания, много читал, охотно посещал вместе с другими флотскими офицерами занятия, проводившиеся Врангелем. Кашеваров мечтал сменить штурманский офицерский мундир на флотский строевой с золотыми эполетами.

В следующую кампанию Кашеваров получил в свое командование шхуну «Квихпак». С 11 мая по 25 августа 1834 года по заданию Врангеля плавал к островам Унге и Уиалашке, оттуда — к островам Прибылова, к полуострову Стюарта и в устье реки Нушагак. Несмотря на то, что целью плавания была доставка товаров, или, например, смена промышленных, Александр Кашеваров выполнил и большую научную программу. Он систематически вел метеорологические наблюдения, описывал посещенные места, определял координаты мест, в достоверности которых возникали сомнения, приглядывался к окружающей природе, животным, знакомился с бытом и нравами местных жителей.

Следующим летом Кашеваров совершил на той же шхуне интересное прибрежное плавание к берегам Калифорнии, побывав в заливе Румянцева, в форте Росс. Плавание длилось с 3 мая по 16 сентября 1835 года. Когда он возвратился в Ново-Архангельск, то там уже произошла смена главного правителя компании: вместо уехавшего Врангеля прибыл капитан 1-го ранга Иван Антонович Купреянов. кругосветный путешественник, трижды обогнувший земной шар, и известный гидрограф Балтийского моря.

В кампанию 1836 года Кашеварозу довелось на той же шхуне совершить плавание по маршруту 1834 года — к Алеутским островам, затем к островам Прибылова и к устью реки Нушагак. Теперь это были места уже знакомые, обжитые. На берегу ему пришлось побыть совсем не* много, так как в конце января 1837 года он уже шел в плавание к острову Укамок, а затем, едва отдохнув, опять по маршруту Уналашйа — острова Прибылова — река Нушагак. В перерывах во время этих плаваний Кашеваров по мере надобности совершал плавания на Кадьяк и обратно в Ново-Архангельск.

25 июня 1836 года Кашеваров стал подпоручиком. Давно уже И. А. Купреянов задумал осуществить опись крайнего северо-запада Аляски. Он поручил ее Кашеварову. Исключительная по своему замыслу и осуществлению экспедиция Кашеварова почему-то не нашла должного отражения в литературе. А ведь ему удалось сделать съемку северного берега Америки от залива Коцебу до мыса Врангеля. Целью ее было продолжение проводившейся Д. Куком, а затем в 1821—-1822 годах М. Н. Васильевым и в 1826—1827 годах английским капитаном Бичи описи северо-западных берегов Америки, причем только одному Бичи удалось на палубном судне достичь мыса Барроу.

План экспедиции быЛ таков. Кашеваров в сопровождении 18 алеутов и креолов на корабле добирается до залива Нортон, а оттуда идет к Берингову проливу так далеко, как позволят льды. Затем КашевароБ продолжает плавание на бандарх, а корабль ждет его в заливе Коцебу. Все это время должна производиться опись побережья.

Примерно так и получилось. 12 мая иа бриге «Полифем», командиром на котором был прапорщик Чернов, экспедиция отправилась в путь. Пройдя залив Нортон, где останавливались в редуте Св, Михаила, «Полифем» прошел Беринговым проливом в Чукотское море. Здесь у мыса Лизбурна Кашеваров перебрался на байдары: на 18 человек, не считая его самого, было взято пять байдар —одна шестивесельиая и четыре трехлючные.

С большими трудностями начал опись Александр Кашеваров, по постепенно все-таки продвигались вперед. Кашеварову удалось достичь мыса Барроу, крайней точки, где был капитан Бичи, пройти еще тридцать миль и описать на этом пространстве совсем неизвестное побережье. Дальнейшее продвижение пришлось прекратить, так как Кашеваров «нашелся вынужденным скрыться во льдах моря от преследований, туземцев; не видя никакой возможности спасти вверенную ему команду от многочисленных дикарей, озлобленных противу белых за появившуюся здесь оспенную заразу, Г. Кашеваров, скрепя сердце, ре-шился возвратиться назад. Совершив на своих байдарах до 850 ит. миль экспедиция достигла благополучно острова Шамизо, в заливе Коцебу, где и соединилась она с Полифемом, на котором возвратилась в порт Ново-Архангельск со здоровою командою»[5]. За эту экспедицию Кашеваров был награжден орденом св. Станислава 3-й степени. Экспедиция возвратилась в Ново-Архангельск 11 октября.

А на следующий год назначенный командиром брига «Чичагов» Кашеваров снова в плавании: он побывал в Колошенских проливах, в редуте Св. Дионисия и в заливе Якутат. А в 1840 году к этому маршруту прибавилось еще и плавание к реке Нушагак и островам Прибылова. В этом же году уехал И. А. Купреянов, и на его место прибыл капитан 2-го ранга Адольф Карлович Этолин.

В 1841 году Кашеваров был произведен в поручики (30 марта) и назначен командиром парохода «Николай». На этом пароходе он повстречался с известным исследователем Русской Америки Ильей Гавриловичем Вознесенским. В навигацию 1841 года ему довелось совершить большое плавание вдоль островов Алеутской гряды, в Петропавловск-Камчатский, Нижнекамчатск, а затем до залива Бодега, где прекратил свое существование форт Росс, и снова к островам Алеутским. На следующий год Кашеваров плавал опять в порт Сан-Франциско, а затем в Нижие- камчатск, к острову Шумшу и в Охотский порт на бриге «Великий князь Константин».

В 1843 и 1844 годах Кашеваров совершил плавание на том же бриге в Охотский порт: в 1843 году — командиром, а в 1844 — уже пассажиром. Дело в том, что правление Российско-Американской компании решило, как говорят, «дать ход» опытному мореходу и разрешило ему перейти на службу в Петербург в Гидрографический департамент, где он был прикомандирован к Чертежной департамента для составления карт для «Атласа Восточного океана с Охотским н Беринговым морями», изданного в 1850 году.

Когда по представлению генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева состоялось решение правительства о преобразовании дальневосточного управления, А. Ф. Кашеваров был назначен начальником Аянского порта. К этому времени он уже был штабс-капитаном (11 апреля 1848 года), а 25 января 1850 года в связи с новым назначением переименован в лейтенанты с производством в капитан-лейтенанты. Сбылась его мечта: сын русского и алеутки с далекого Кадьяка стал флотским строевым офицером — капитан-лейтенантом русского флота.

Во время событий 1850—1856 годов на Дальнем Востоке, когда там активно действовала Амурская экспедиция под командованием Г. И. Невельского, когда на Дальнем Востоке полыхало пламя войны, когда там дважды переносился основной порт на Тихом океане — из Охотска в Петропавловск-Камчатский и затем оттуда в Николаевск-на-Амуре,— Александр Филиппович Кашеваров, произведенный в капитаны 2-го ранга, по мере своих сил содействовал успеху русского флота.

В 1857 году А. Ф. Кашеваров снова в Петербурге, где служил в Гид-рографическом департаменте, в 1860 году он произведен в капитаны 1-го ранга. О последних годах его жизни сведений пока нет. Но известно, что умер он в 1866 году.

Таков вклад в освоение Дальнего Востока и Русской Америки скромного труженика и человека, для которого эти места были родными.


[1] ЦГА ВМФ, ф. 406, оп. 1, д. 364, лл. 307—308 и ЦГА ВМФ, ф. 402, оп. 2, д. 10, л

[2] Н. Н. Зубов. Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов. М., 1954, стр. 205.

[3] Записки Гидрографического департамента. Ч. VIII, СПб, 1850, стр. 98.

[4] ЦГА ВМФ, ф. 402, оп. 2, д. 10, л. 4.

[5] АВПР, ф. 339, оп. 888, д, 369, лл. 5—6.