Добро пожаловать!
    
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт посвященному Дальнему Востоку России прошлое и настоящее

К мохнатым курильцам

После того как Курильские острова были открыты Д.Я.Анцыыеровым и И. П. Коэыревским, нанесены на карту петровскими геодезистами И. М. Евреииовым и Ф. Ф. Лужиным, а затем обследованы М. П. Шпанбергом, В. Вальтоном и А. Е. Шельтингом[1], на них все чаще и чаще стали появляться русские промышленникн. Местные мореходы хорошо освоили морские пути через Охотское море. Например, в письме В, И. Беринга М. П. Шпанбергу 14 апреля 1738 года относительно известного охотского морехода, одного из первооткрывателей морского пути из Охотска на Камчатку Никифора Моисеева Трески, говорилось, в частности, что тот «бывал немалое время здесь мореплаванием до Камчатки и даже до осмаго на десять японского (т. е. восемнадцатого Курильского,—Л. Л.) острова, и между земли, губы и гавани, лежащия при море около Камчатки, может де быть не безъизвестей»[2].

Мореходы, промышленники, купцы доходили до самого последнего, 22-го острова, налаживали торговлю с Японией. От острова к острову плавали на байдарах, которые строили здесь из елового или лиственничного леса. Большие байдары делали наборными, доски пришивали одну к другой китовым усом, пазы проконопачивали мохом и покрывали рейком, затем все просмаливали. На байдаре было от 18 до 22 весел, вместо руля — длинное кормовое весло. Если ветер дул попутный, то ставили четырехуголъпый парус. Малые байдары имели от 4 до 8 весел, обтягивали их кожей морских зверей.

Понемногу русские распространили свое влияние па большую часть Курильских островов, жителей которых приводили в русское подданство и обращали в христианскую веру. За ясаком на первые Курильские острова каждый год плавали казаки. Почти ежегодно навещали курильцев священники из Большерецкого и Авачинского камчатских острогов.

Но вот в 1744 году сборщик ясака Матвеи Новограбленный привез с острова Маканруши известие. Получил он его от курильца (айна) Камуарюии, возвратившегося с острова Симушнра и сообщившего о том, «что живущий на острове Кунашире, на мысе, обращенном к о. Матмаю (Матцмай, Матсмай — остров Хоккайдо), знатный японец с Матмая желает, чтобы русские привозили свои товары прямо на Кунашир, а не дозволяли бы ближним курильцам торговать ими по мелочам»[3]. Затем на Опекотане был найден Сысоем Слободчиковым японец Юсанчей — один из десяти оставшихся в живых с выброшенного японского судна. Он рассказал об Японии, ее жителях, порте Нагасаки, об островах Кунашире и Аткисе, где живут курильцы и куда приходят торговать японцы.

В 1752 году несколько курильцев, боясь разорения от ясака, под водительством Якрупа ушли со 2-го острова[4]на дальние Курильские острова. Там они вели торговлю с мохнатыми курильцами, выменивали у них все необходимые товары, получаемые ими от японцев. Этот род курильцев русские стали называть сошлыми (то есть они сошли со своего места). Так это название и закрепилось в истории Курильских островов, Тойон 2-го острова дважды ездил к сошлым курильцам, но оба раза безуспешно — те не захотели возвращаться. Зато были привезены первые описания мохнатых курильцев с 16-го и далее островов и с северной стороны острова Матцмая: «Они природою весьма мохнаты; губы руки и ноги, для красы, черною краскою расписывают; платье у них японские азямы и из птичьих кож; в житии весьма необиходны; язык их мало походит на язык ближних, так-что без толмача не понять; к приезжим весьма благосклонны; хвосты орловые покупают весьма дорого; владелец их (тойон.— А. А.), которому они оказывают честь н покорство, живет на 21-м острове»[5].

Тойон 2-го острова Сторожев, привезший эти сведения, вступил с мохнатыми курильцами в переговоры, но те, напуганные рассказами сошлых и боясь правила русских людей брать аманатов (заложников), отвечали так: «если б русские не брали аманатов, то можно бы было иметь с ними дружбу; детей и родственников хотя и не жаль, но надобно больше дружбы, нежели аманатов, ибо и наш владелец держит подчиненных в великом озлоблении и тяжком житии»[6].

Попыткой Сторожева завязать отношения с мохнатыми курильцами и открыть торговлю с Японией весьма заинтересовался сибирский губернатор Федор Иванович Соймонов. Он приказал главному командиру Охотско-Чукотско-Камчатского края подполковнику Федору Христиановичу Плениснеру подробнее узнать о Курильских островах и его жителях. Некоторое время выполнение этого распоряжения зависело от камчатского командира Ивана Степановича Извекова, которому перепоручил его Плёниснер, Извеков несколько раз снаряжал тойонов 1-го и 2-го островов к «мохнатым... для замечания всех подробностей о тамошних народах»[7].

В 1766 году на Курильские острова был послан сотник Иван Черный. В течение трех лет он приводил в русское подданство мохнатых куриль- цев, возвратил многих сошлых. Но в его обращении с местными жителями было столько самовластия, грубости, заносчивости и обмана, что мохнатые курильиы только вначале поверили ему, а затем связали его и повезли с собой. Черному удалось бежать и возвратиться в Больше- рецк, где он подробно рассказал о своих делах, не упоминая, разумеется, о многочисленных неблаговидных поступках.

Мохнатые курилыхы со своей стороны просили переводчиков «объявить секретно в Камчатке, чтобы впредь присылали к ним людей хороших, обходительных, но отнюдь не Черного или подобных ему, которого они высмотрели весь нрав сердитый и во многих случаях непостоянство»[8]. Черный был приговорен к смертной казни, и только смерть его от оспы помешала привести приговор в исполнение[9]. Но, к сожалению, возмутительные случаи своеволия посылавшихся туда мореходов продолжались.

Представленный Черным журнал, или записка,— это первое обстоятельное географическое описание Курильских островов. Черный побывал почти на всех из них и был даже на 19-м острове. Карты Курильских островов он не успел составить, но то, что он сделал, стало основон для всех последующих описаний этого интересного района земного шара. Черный дал местные названия островов, сохранившиеся в основном до настоящего времени. В описании рассказывается о географическом положении островов, о растительности и животном мире, о жителях, об их охоте, реках, озерах, постройках, о пристанях, полезных травах, рыбной ловле, морских промыслах. Со слов тойонов островов, Черный записал следующее: «Имеют де они на 18-м острове ловлю морских бобров гоньбою в летнее время, и с упромышлеиными бобрами в другое лето перегребают на байдарах на 20-й о. Кунаснр и даже до 22 Аткиса, куда приходят два судна японския; а ныне, в недавних годах, и на 20-й остров стало одно судно японское ходить. Суда против российских промышлен-ных, кои они видали, не весьма велики, а на судне у них бывает человек по 16 работных, да кроме их первый главный над всем хозяин судна или командир, называемый точо, по нем другой — тонтойно, третий — шендо (штурман), четвертый толмач-тунчи и того 20 человек, а на иных судах бывает людей и более. Живут японцы (в смысле находятся.— А. А.) на тех островах судами месяца по два и ожидают мохнатых курильцев с разных островов и когда, по приходе их, поторгуются, тогда и отходят обратно; а покупают японцы у мохнатых жиры, тресковую юколу, бобров, орловые хвосты, молодых нерп черных, а продают им от себя вино, табак листовой, хлебные припасы, азямы, тумикамеи серебряные и зеленой меди, котлы чугунные на ножках, сабли, ножи, топоры; а из других зверей никаких не покупают и для того курильцы кроме бобров и хвостов орловых никаких больше зверей и не промышляют. По объявлению ж тех князцов (тойонов островов,-— А. А.) по прочим островам уже бобров, кроме 18-го острова нигде не имеется, а только соболи, лисицы бурыя, красны я, сиводущатыя, медведи, олени, бараны, волки, горностаи на 20 и 22 островах ловятся довольно; на 22 же острове есть и лес стоячий большой; бук, листвень, ель, также и прочаго довольно; в речках находится рыбы разных родов в безчисленном множестве, а при том для пищи коренья и трав немало»[10]. Подобные описания приводятся Черным по каждому острову.

Русское правительство, заинтересованное в налаживании торговли с Японией, в закреплении за Россией всех Курильских островов, поручило вновь назначенному Сибирскому губернатору А. И. Брилю предпринять более действенные меры, Бриль возложил это на главного командира Камчатки премьер-майора Карла Магнуса фон Бема, которому поручалось «отправить секретно одно партикулярное небольшое судно. На нем идти, под видом промыслов, до последняго Курильского жилья Аткис, а если возможно, и до Матмая, японского города и других берегов соседних Курильских; на судно определить одного знающего навигацию и толмачей, бывших с Черным; в инструкции им написать — описывать нравы жителей, положение островов, реки, леса и звериные и рыбные промыслы на них и составить карту островов; а при сношении с японцами узнать — какие им нужны российские товары и вещи и какие можно получать от них; не возможно ли сделать договора об обоюдном торге и установлении цен товаров, чрез что бы возыметь дружеское с ними сношение; мозлатых и других приводить в подданство и не согласятся ли они отпустить одного в Россию для узнания российских обычаев, которого держать в призрении»[11].

Долго пришлось камчатскому командиру подыскивать охотников для такого плавания. Немногие мореходы знали путь на дальние Курильские острова, еще меньше находилось охотников-купцов, готовых вложить свои капиталы в такое рискованное дело. И все же нашелся один — известный якутский купец Павел Сергеевич Лебедев-Ласточкин. Уже в 1774 году он снарядил в Охотске транспорт «Екатерина» и отправил его на Камчатку. У берегов ее судно потерпело крушение, грузы утонули, а с ними пропали и десять тысяч рублей купца.

Но Лебедев-Ласточкин не пал духом. Он пригласил в компаньоны молодого рыльского купца Григория Ивановича Шелихова и снарядил новое судно — «Св. Николай», на котором было 45 человек рабочих (из которых 21 камчадал и 1 алеут), боцман и 3 матроса. Во главе экспедиции был поставлен Иван Михайлович Аитипин, сибирский дворянин, знавший японский язык. В помощь ему для перевода шел Иван Очередин, мореходом был штурманский ученик Федор Путинцов, да от Большереикой канцелярии Бем выделил трезвого, грамотного и рассудительного капрала Ивана Осколкова с казаками.

Антипину строжайше наказывалось «под смертной казнью не обижать диких», «обходиться с тшмн ласково, ничего не требовать, не отнимать», встретившись же с японцами, «поступать учтиво, ласково, благопристойно», «если мохнатые и другие никому не подвластны, то приглашать их в подданство, обнадеживая защитою от соседей»2. Антипину вменялось в обязанность, чтобы «он по приезде на Дальний Курильские острова обошелся с курильцами ласково и дружески». Он должен был «через посредство их стараться есть ли возможно увидясь с японцами, переговорить благопристойным образом, и завести выгодной для короны и общества торг»[12].

20 июня 1775 года из Петропавловска ушел в плавание «Св. Николай». Антипин захватил с собой семена ржи, пшеницы, ячменя для посева на дальних островах. Решено было попытаться определить места для русского поселения. В конце июля бот подошел к 18-му острову и после долгого лавирования 9 августа вошел в небольшую песчаную бухту на северной стороне острова. Здесь решили зазимовать. Начали возводить разные постройки и несколько раз пытались вытащить судно на берег, но безуспешно. А потом пришла беда; начались сильные ветры, а с ними и штормы. Штормом у берега в бухте разбило судно, «однако люди и товары даже до последней снасти спасены, и ничего более не пропало»[13].

С наступлением зимы промышленники занялись промыслом морского зверя и рыбы. Среди зимовавших камчадалов были люди с любопытными фамилиями, полученными при крещении: Аптон Трапезников, Андрей Панов, Никита Мухоплев, Василий Шелковников и даже Никита Шпап- бергов-Красильников. Зимовали там купец Василий Шилов и родственник Григория Шелихова — Василий Шелихов. Среди зимовщиков не было толмача «мохиатского» языка: его послали позже, но байдары в пути затонули. Это обстоятельство значительно затрудняло плавание промышленников на другие острова.

Затем группа промышленников из 20 человек во главе с Слободчи- ковым и Шпанберговьш-Красильниковым бежала на байдарах с места зимовки в Большерецк. От них Лебедев-Ласточкин и его компаньон, расчетливый и осторожный Григорий Шелнхов, узнали о новом несчастье. Шелихов, хотя и принял участие в организации помощи зимовщикам, но, видя, что пока все начинания на Курилах приносят одни только убытки, вскоре вышел из компании и занялся Алеутскими островами и Северной Америкой, которые сулили больше выгод.

А пока Лебедев-Ласточкин и Шелихов не мешкая снарядили под командованием Федора Яковлевича Шабалина две большие байдары со всем необходимым и отправили их из Петропавловской гавани. Одновременно Лебедев-Ласточкин с помощью Сибирского губернатора Немцова снарядил в Охотском порту бригантину «Св. Наталия». Идти на ней вызвался мореход Михаил Петушков. На бригантине шли новые промышленные. Среди них были илимский мещанин Алексей Иванов Курбатов, Соли Вычегодской крестьянин Василий Корнилов Звездочетов. Переводчиком японского и курильского языков назначался Ми хайло Ту- голуков. Для порядка шли пять казаков под командой фурьера Ивана Осколкова. Бригантина загружена была до предела новыми товарами и большими запасами провианта.

Выйдя из Охотска 10 сентября 1777 года, «Св. Наталия» благополучно достигла 25 сентября 16-го острова, где в заливе Креста прождала до 13 октября Шабалина. Когда тот прибыл, то перебрались на 18-й остров. «Разгрузя судно и соединив всех промышленных в одну компанию, остались на том острову зимовать»[14]. Весной 1778 года (31 мая) Шабалин па трех байдарах пошел на острова «для приведения мохнатых в подданство, разведывания неизвестных земель и живущих на них, определения числа народа и жилищ их и для свидания с японцами»[15].

Он перебрался на Итуруп, где встречался с мохнатыми курильцами, и привел 47 человек в подданство. Затем Шабалин продолжил плавание и побывал на всех островах до 22-го включительно. Везде он приводил в подданство курильцев, расспрашивал их и подробно записывал, с кем они торгуют, какие вокруг есть еще земли, какое у жителей оружие, чем они питаются, откуда получают необходимые товары. Находясь на северном мысе острова Кунашир, Шабалин увидел однажды вдали землю и спросил о ней у курильцев. Те отвечали, что «дс ета страна именуется по нашему мохнатому разговору Короска Коимца (Корофта, Карапто, Карафуто н прочие названия Сахалина. Как видим, они совсем не японского происхождения.—А. А.). Мы ей неизвестны. А жительство имеют таковые ж мохнатые коим числа за многолюдством не знаем»[16].

19 июня 1778 года Шабалин появился на острове Аткис, где застал японское судно, и «вышед на берег дал знать японцам, что он и товарищи его россияне, пришли к ним для свидания и заведения дружества; напротив чего японцы отвечали, что они тому радуются и просили жить с ними без всякой опасности, и быть дружестве»[17]. Вместе с Очерединым Шабалин побывал на японском судне, обменялся любезностями и подарками и условился с японцами быть на определенном месте в одной из гаваней Кунашира для торговли и продолжения переговоров через год, к 20 июля 1779 года.

Затем Шабалин возвратился на Уруп, откуда бригантина «Св. Наталия» сразу взяла курс на Охотский порт. И 29 августа благополучно втянулась в устье рек Охоты и Кухтуя. Антипин и Шабалмн доложили о приведении в подданство курильцев, о благоприятном исходе переговоров с японцами, о дне, назначенном для возобновления переговоров, и о торговле с японцами. Лебедев-Ласточкин, рассчитывая поправить свои дела, заметно пошатнувшиеся в результате гибели судов и байдар, решил сразу же снова готовить «Св. Наталию» в путь.

Команда н «работные люди» еще не отдохнули на берегу, как 7 сентября того же года опять отправились в плавание. Бригантина была нагружена «разными российскими и немецкими товарами, как то голандския сукна, бархаты, атласы, тафты, гарнитур, съестных припасов на 18 000 рублей»[18]. Начальником шел теперь Шабалип, переводчиком Антипин, а мореходом штурманский ученик Федор Путинцов.

Пока «Св. Наталия» совершала плавание на Курильские острова и находилась там, П.С. Лебедев-Ласточкин зимой 1779 года направился в Иркутск, а оттуда в Петербург, чтобы лично представить обер-прокурор А.А. Вяземскому все материалы плавания, передать японские подарки, сообщить о приведении в подданство мохнатых курильцев, Вяземский доложил обо всем Екатерине II. В результате появилось ее повеление, а первом пункте которого говорилось, что «приведенных в подданство мохнатых курильцев оставить свободными и никакого сбора с них не требовать, да и впредь обитающих там народов к тому не принуждать; постараться дружественным обхождением и ласковостию, для чаемых выгод в промыслах и торговле, продолжать заведенное уже с ними знакомство»[19]. Была одобрена также и торговля с японцами. А Павлу Сергеевичу вручили золотую медаль стоимостью в десять червонцев с изображением на одной стороне Екатерины II и с надписью на другой: «За полезный обществу труды. 1779-го года апреля 18-го»[20].

«Св. Наталия» в сентябре 1/78 года снова прибыла па Уруп. Судно было поставлено на отстой в устье речки. Здесь и зимовали, занимались промыслом. С наступлением весны Антипин н Шабалин снарядили 3 байдары и с 43 спутниками 24 нюня пришли на остров Аткис в гавань Нот- коме, где уговорились встретиться с японцами. Здесь уже были куриль- цы. Вскоре получили от японцев известие, что они задерживаются из-за непогоды, но обязательно будут. И вот наступил август, а японцы не приходили. Тогда Шабалин решил сам идти к тому месту, где стояли японские суда, в Аткисскую бухту, и прибыл туда 25 августа.

Торжественно встретили русских японцы. На их судне был поднят флаг. Шабалин в ответ произвел салют тремя пушечными выстрелами. Антипину, Шабалину и другим отвели на берегу место для отдыха. На другой день начались переговоры, предваряемые взаимными угощениями и подарками. Переговоры шли успешно. Когда прибыл главный чиновник с Матцмая, он принял Шабалина и Антипина и подтвердил то, что уже он писал русским и что передавал командир японского судна Шабалину и Антипину: «есть ли хотите торговаться, то есть место Нагасаки их же государства, где со всех сторон собираются и торги произ-водят, куда можете ходить и вы»[21]. На этом переговоры и кончились.

13 октября русское судно ушло с Аткнса, 29 октября прибыло на Уруп, и встало на зимовку. Прошла она на редкость плохо. Но предоставим слово Ивану Антипину. В донесении своем, которое никогда никем не публиковалось, он писал, что «зимовку паки имели толко с крайнею нуждою по неупромыслице оставшимися от нас людми для пищи и разных кормов и за неустройством Шабалина. А в зимнее время по начатии сего 1780 года ген вар я от пер б а го числа мореход штюрманский ученик Федор Путинцов заболев горячкою и колотьем 6-е число волею божею помре. После чего в том же генваре восьмаго числа зделалось около двенадцатого часу по власти божей великое землетрясение и продолжалось с четверть часа, и по утишенни того немного погодя паки трясение было земли, и в тот день разов до шти (шести.— А. Л.) треслас толко менее против прежних все были и ночью часто трясении были, а девятое и десятое числа в день разов по пяти и по ночам то ж часто трясении были. И во весь тот генварь м-ц трясении частые были, а в феврале второе число то ж по утру трясение немалое было и с тех времян реткой день проходил, чтоб не было днем и ночью трясения раза два или три. Весной же сего года апреля 13 число компании нашей полупаившик (то есть вступивший в полпая,— А. А.). Большерецкой мещанин Василей Островской болен быв чрез годичное время волею божею помре.

А потом прошедшей весны изготовлялся к следованию судном в Охоцк, как уже можно стало промышлять кормов, и начали приготовлять и несколько приготовив, передовщик Шабалин работными и июня во первых чисел начали судно исправлять, и по исправлении состояло оное в малой речке в бухте. Запорами воду взводя выводил (то есть подымая уровень воды в реке;—.4. А.) и помощшо божию зделавшимися тогда от частых дождей наводнению вскоре накапливалась в речке вода и выведено было на усье (устье.—Л. Л.) речки и якорь был уже завезен в бухту, чтоб на прибылых морских водах вывесть в бухту, пожидали полновых вод, а промежду тем запасали разные кормовые припасы.

И вдруг сего лета прошедшаго на осмос на десять (то есть 18 июня.— А. Л.) число ночью перед утром почти на разсвете зделалось по власти божией земли великое трясения, которая продолжалась с четверть часа, и все бывшия у нас люди от сну пробудившись ходили и которые на море смотрели, видели в море вдали огни, как молнии блистали, и несколко помешкав, после трясения вдруг зделался как гром силной. То услышав люди вышед все ходили и не знали, что будет. Промежду тем уже светало (и оказалось, что.— А. Л.) бывшей гром — то была убыль необычайно скорая в море воды, и каменья подле берег в море бывшия обсушило. И с таким же с шумом в пер вы (то есть как в первый раз.— Л. Л.) вдруг вода моря валом набежала и берег весь покрыв, тол* ко на яр не залившись, скоро с таким же с шумом возвратилась в море, и зделалось еще более против перваго убыли. И люди 6идя кидались, кто судно тянул, кто в байдаре метались. И вскоре с моря вода шла валом возвышившись выше всех малых кекуров саженей в пять или в шесть, и в бухте вдруг разлилась так сильным и жестоким ударом, что на яру состоявшееся все жило {жилье.—Л. Л.) наше — юрты и притом балаганы, что есть до последнего столба и з землею вырвав снесло по речке в пать (падь.—А. А.) блиско версты (около версты.— Л. Л.). И попадя в тундру всех людей и екипажи, одним словом сказать, чтоб не было даже и каменья в усье речки бывшия выворочало и снесло, что есть. Пушка была чугунная на яру, которую за речкой саженях в пятидесяти нашли, и были водой потоплены пади з горы до горы, а судио бригантин Святыя Наталию и с якорем со всем прямо чрез речку по туидре в пать унесло, от моря сто девяносто саженей и посадило на сухое место близ речушки, а поперег против судна пади широты ниского места сажен со сто с прибавою.

И б том потоплении из людей работных нашли мертвых после убыли воды четырех человек и видно их убило на воде лесом, имелись на их раны, коих имена под сим реэстром показано быть имеется. После того болынаго с моря наводнения убывши паки с моря прибыли и убыли частые были толко уже невпротив первых все менее час от часу, и так море до вечера вплоть ходило, а после избавившись тут бывшие люди собирали всю унесенную клать (кладь, имущество.— А. А.) и сушили, а корм, который был там припасенной, разнесло, кое испортило росолом (то есть просолило.—Л. А.), однако уже тогда олричь сушеного мяса сиучьего ничего не было, и которую на пищу употребляли.

И после того спустя несколько дней ездили на другие места смотреть и проведать наших в отлучке бывших людей байдарой, то ветошная и полуденная (то есть восточная и южная.— А. А.) сторона острова была наводнением потоплена, и по разным местам состояли мохнатые курилцы, то оных человек до восьми утонуло сказывали, а другия, который пригодились на ниских же местах, едва спаслися. А по северной стороне острова к потопу онаго не было нисколко, вода не возвышалась ка западном и на северном носах. Тож возвышению воды хватило. А далее нас на деветнадцатом и дватцатом островах велико или мало было возвышение воды, неизвестно, а по видимости в той стороне надо более быть»[22].

В ликвидации последствий цунами-прошло все время до наступления лета. Собирали, считали оставшееся, строили байдары. Шабалин понимал, что нужно как можно скорее сообщить Лебедеву-Ласточкину о случившемся. Многочисленные попытки снять судно с берега не давали никакого результата. Тогда решили, что Антипин на байдарах отправится на Камчатку докладывать о случившемся и просить помощи, а Шабалин останется на Урупе продолжать промыслы. С Антипиным отправилось 30 июня 14 человек, на островах осталось 52.

Проплывая па байдарах мимо островов и высаживаясь на них, Антипин видел следы огромного разрушения, произведенного исключительным по силе моретрясением и вызванным им цунами. Когда Антипин со спутниками прибыл па байдаре на остров Ранкоку (11-й остров), то он не узнал его. «Тогда на нем доволно по косогорам травы бывало всякой и утесы были отпрядные, на которых и птиц всяких морских доволно плодилось, а нискнх и пещапых мест не было, И где для пристани проезжающих байдарами на ветошной стороне был промежд утесами булунок, и над тем булунком в косогоре было место ж травенистое, где люди вышед ставили для ночевья палатками, а курилцы барабарами (род шалашей.— А. А.), а ныне, в проезде моем случилось видеть, что 'остров совсем переменился и стал быть неболшой прямо собкою (сопкой, горой.—А. А.). Одна гора, которая с северной стороны половина горы,— не имеется {то есть северная половина горы пропала.— А. Л.), а на нем вплоть до низу зделалась как пропасть яма великая во всю гору, ис которой пропасти дым прегустон идет, и тем жаром сорвав половина горы с утесами и каменьями превеликими разметало и осыпало песком и землею весь остров вокруг, что подле моря везде зделало пески, и к полуденной стороне на версту зделало пещаной берег, что прежде в тех местах глубины сажень на тритцать или на сорок бывало, и по всему острову нигде травы прежние не видно, и где прежде приставали люди байдарами, оной булунок весь засыпало и зделался тут песок, и люди где полатками стаивали, того места совсем незнатно. Где в то самое время как ее сорвало и разметывало, в 778-м году прислучившихся тут людей отправленного из Большеретска (то есть отправленного из Камчатки в 1778 году.— А. А.) казачья сотника Черного в шеснатцати человеках засыпало, о коих я известился сего лета на островах»[23].

Появившийся в Большерецке в половине сентября Антипин был отправлен в Иркутск, куда з скором времени приехал и Лебедев-Ласточкин. Генерал Ф. Н. Кличка распорядился, чтобы Охотский порт дал Павлу Сергеевичу казенное судно в рассрочку на три года. 3 сентября 1781 года галиот «Св. Георгий» вышел из Охотска, благополучно подошел к Урупу, но ничего не сделал с бригантиной, не помог промышленникам и ушел на промыслы на Алеутские острова. Когда об этом узнал Лебедев-Ласточкин, он стал готовить новое судно в Охотске — «Св. Павел» с передовщиком Коломиным.

Шабалин, видя, что помощи ждать придется долго, по-прежнему не один раз пробовал снять «Св. Наталию» с острова. Он даже прокопал канал от судна до берега, но стащить судио так и не удалось. Промышленники неоднократно пытались бежать. Тогда Шабалин решил покинуть Уруп. Он оставил бригантину под присмотром наиболее благонадежного курильца и 28 мая 1782 года на четырех байдарах отправился со всеми промышленниками (52 человека), припасами и добычей в Большерецк. Прибыли они туда благополучно.

Уже в 1783 году Шабалин попал в Охотск, где и застал готовый к отплытию галиот «Св. Павел». Набрав снова рабочих (11 человек), Шабалин пошел со «Св. Павлом» на Урун, но попал туда только в 1784 году, так как галиот зазимовал в Большерецке. Однако и на сей раз снять бригантину не удалось. Галнот ушел на промыслы на Алеутские острова, а Шабалин со своими «работными» еще раз остался зимовать на Урупе и уже в 1785 году возвратился в Большерецк.

Удивительные похождения отважного Шабалина на этом не кончились. Долговременная и полезная деятельность Ивана Антипина и Дмитрия Шабалина создала все предпосылки для заселения Курильских островов. Они были обстоятельно изучены в той мере, на какую были способны эти замечательные мореплаватели, а также штурманы Михаил Петушков и Федор Путинцов, и положены на карту. На все острова Курильской гряды имелось географическое описание[24]. Жители островов на юге — мохнатые курильцы, или айны,приведены были в подданство Российского государства. Антипин и Шабалин приложили все свое уменье и старание, чтобы закрепить за Россией искони ей принадлежавшие Курильские острова, и создали все предпосылки для налаживания дружественных отношений с соседним японским государством. История показала, что их усилия не пропали даром. Курильские острова и Сахалин навечно вошли в состав великого государства.

 

 

Карта Курильских островов Антипина и Очередина.

 

Описание шеснатцати Курилских островов сибирским дворянином Иваном Антипиным примерным разстоянием
1. Называется Соумшу, на коем жителство имеют курилцы н около онаго морских нерп и земных лисиц немало. А лес кедровник, олховник, тальник и ребинник мелкой; речки рыбныя имеются, то ж ягод — шикши и брусницы времянно бывает доволное.
2. Поромушир, на коем живут курилцы. Промысел имеют морских нерп и земных лисиц; бобров не имеется, речки рыбны, лес писанной же, ягоды шикша и брус- ница родятся же.
3. Ширинка. На оном курилцы времянно промысел имеют разных родов птиц и морских сиучей. А лесов и рыбных речек не имеется, земнаго от лип коренья и сараны есть доволно.
4. Маканруши, на коем промысел имеют морских бобров, и нерп, и лисиц; а леса олховник и кедровник, также кореньев сараны и слаткой травы имеется немало.
о. Онекотаи, на коем времянно жителствуют со второго острова курилцы. Промысел имеют бобров, нерп и лисиц, а лес на оном олховник, кедровник и ребинник, а рек рыбных не имеется.
6. Xарамакатон, на коем времянно же жителствуют со втораго острова курилцы ж и промысел имеют бобров, нерп тако ж и лисиц, а лес на оном тотже, как и на протчих островах, тож земнаго от лип кореньев и сараны доволно, рек рыбных не имеется.
7. Шияшкотан, на коем жителство имеют курилцы н промышляют бобров, нерп и лисиц, а лес на оном кедровник, олховник и ребинник, рек рыбных не имеется.
8. Екарма, на коем жителствующих курилцов и лесов не имеется, а около онаго морских бобров и нерп бывает мало.
9. Чиренкотан, на коем люди жнтелства не имеют, лесов на оном не имеется ж, а птиц разных родов плодится не мало, около онаго морских бобров и нерп мало, речек рыбных не имеется ж.
10. Еганто, на коем морских сиучей плодится доволно, а лесов, речек и жителствующих народов не имеется.
11. Райкокс, на коем живущих народов, также лесов, лисиц не имеется. А на оном плодится морских сиучей и разных родов птиц доволно. А по извесному в 1778 году что горел сооторвавшими великим шумом каменьями, отчего погибла байдара, на которой был для збору есаку казачей сотник Черный.
12. Моюуа, на коем живущих народов не бывает, а бобры, нерпы, лисицы, также лес кедровник, олховник и ребинник имеются.
13. Рошауа. Живущих народов не имеется, лес на коем родится березняк, олховник и кедровник. Звери лисицы, морския бобры и нерпы по малу имеются, также сараны и кореньев доволно.
14. Ушишир, на коем живущих народов не имеется, а морских бобров и нерп мало. Толко плодятся разных родов морския птицы, которых и бывает до самой поздной осени множество, также и кореньев и сараны доволно.
15. Кетой, на коем живущих народов не имеется, а лес на оном березник, камышник, а также и протчнй, а звери бобры и нерпы имеются, речек рыбных нет.
16. Шнгушнр, на коем живущих народов не имеется, а лес березник, камышник, олховник, кедровник и ребинник родится. Звери морски бобры, нерпы и земныя лисицы есть доволно, также кореньев и сараны не мало. А речек рыбных не имеется, и па оном же есть осока горелая.
17. Чирпой, на коем по известию жителствуют сошлыя з ближних островов курилцы, и около онаго есть бобры и нерпы, тож сараны и кореньев имеется не мало ж.

 


По описанию ундер афицера Очередина в 1778 году
18. Уруп, на котором бывают мохнатыя курилцы с других островов, с 19 и 20 в апреле месеце для промыслу бобров, нерп, китов, а иногда и зимуют. Лес березник, олховник, камышник, кедровник, сланец и прочей мелкой лес на оном бывает. Горящая горы и два озера. Остров длиной до 150 верст, шириной до 25 верст.
19. Иторуп. На оном острове живут мохнатыя курилцы, лес такой же как и на 18 острову, а изредка есть и лиственицы. Морскаго зверя всякаго доволно. В длину остров до 300 верст, в ширину до 25 верст.
20. Кунашир и. На оном острову живут мохнатыя курилцы. Лес такой же кроме лиственицы. Морскаго зверя всякаго доволно, по берегам устрицы боле фута. Кругом есть озера рыбны. В длину до 130 верст в ширину до 30 верст. На оной остров со временем приезжают в морских судах именуемых бусах японцы для торговли с курилцами и меняют всякаго зверя на японския мелочи.
21. Чикот а, положен со сказок, длиной 130 верст, шириной 50 верст, на котором есть живущие мохнатыя курилцы.
22. Назван островом Аткисом, а точно ж находится, что остров Матмай, а Аткис сим то место именующее, где был ундер афицер и японский ученик Иван Очередин тогда, где видел японцев на бусах у мохнатых курилцов для торгу японских мелочей напитошное нерпичье и вялкое сало.

 

 

(Подлинник, ЦГА ВМФ, ф. 1331, оп. 4. д. 104)



[1] См. например, парту похода М. П. Шпанберга к берегам Японии. ЦГВИА. ф, ВУА, д. 23745

[2] Экспедиция Беринга. Сб. док. Подг, А. Покровский. М., 1941, стр. 217—218

[3] А. С. Полонски й. Курилы. СПб, 1871, стр. 31.

[4] Приводим названия основных островов согласно принятой в XVIII веке нумерации I — Шумшу, 2 — Парамушнр, 3 — Ширинки, 4 — Маканруши, 5 — Онекотаи, 7 —Шиашкотап, 12 —Матуа, 13 —Расшуа, 15 —Кетой, 16 —Симушир, 18—Уруп, 19 _ Итуруп, 20 — Кунашир, 21 — видимо, остров Шикотан, 22 — Зеленый.

[5] А. С. Полонский, Курилы. СПб, 1871, стр, 35—36.

[6] А. С. Полонский. Курилы. СПб, 1871, стр. 36.

[7] Там же, стр. 41.

[8] Там же, стр. 51.

[9] По другим сведениям, И. Черный погиб во время землетрясения 1778 года при переезде с 12-го острова на 11-й, где он остановился ночевать.

[10] А. С. Полонский. Курилы. СПб, 1871, стр. 71.

[11] А. С. Полонский. Курилы. СПб, 1871, стр, 73—74.

[12] ЦГАДА, Госархив, разряд 7, д. 2539, л л. 7 об—8.

[13] ЦГАДА, Госархив, разряд 7, д. 2539, л. 10.

[14] Там же, л. 13 об.

[15] А. С. Полонский. Курилы. СПб, 1871, стр. 85.

[16] ЦГАДА, Госархив, разряд 7, д. 2539, л. 135.

[17] Там же, л. 15

[18] Там же, л. 16 об.

[19] А. С. Полонский. Курилы. СПб, 1871, стр. 89.

[20] ЦГАДА, Госархив, разряд 7, д. 2539, л. 193.

[21] Там же л. 25.

[22] Описание разрушительного моретрясения 1780 года приводится по подлинному донесению И. М. Антипина без сокращений и изменений, проставлена лишь по возможности современная пунктуация. ЦГАДА, Госархив, разряд 7, д. 2539, .пл. 204 об,—205.

[23] ЦГАДА, Госархив, разряд 7, д. 2539, ля. 283 об — 284 об.

[24] «Описание шестнадцати Курильских островов Сибирским дворянином Иваном Антипиным примерным разстоянием» (1773—1778). С 18-го острова описание дано унтер- офицером Очерединым в 1778 году.

На меркаторской карте, составленной в 1779 году и отражающей открытия русских на Тихом океане к этому времени, «положены к Японии 18 островов званием Урупа с журнала находящегося там в 778 бывшаго Камчатскаго сотника Чорнова, а с 18 острота Урупа на котором быв в зимовке компании судно Якутскаго купца Лебедева-Ласточкина в 777 году с котораго весной 773 ходил передовщяк якутский купец Шабалин до 22 острова Аткиса...».

«Описание старинных атласов, карт и планоз XVI, XVII. XVIII веков и половины XIX века, хранящихся в архиве Центрального картографического производства ВМФ». Л., 1958, № 104 и № 106, стр. 34—35,