Добро пожаловать!
    
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт посвященному Дальнему Востоку России прошлое и настоящее

К берегам америки

Наступление русских на востоке России продолжалось. Великая Сибирско-Тихоокеанская экспедиция, организованная по повелению Петра I, явилась логическим завершением многочисленных путешествий мореходов и землепроходцев в ХУК веке.

За кратчайший исторический срок, менее чем за одно столетие, русские землепроходцы сумели пройти всю Сибирь, выйти к берегам Восточного, или Тихого, океана, обосноваться на севере Сибири и завершить свои походы крупнейшим географическим открытием Ф. А. Попова Холмо- горца и С. И. Дежнева, подтвердившим предположение, что Азия отделена от Америки проливом.

Офицер русского флота Витус Ионссен Беринг возглавил величайшую географическую экспедицию. Грандиозная по масштабам Великая Сибирско-Тихоокеанская экспедиция охватила огромные пространства севера Сибири и Дальнего Востока. Многочисленные отдельные отряды под начальством опытных морских офицеров в течение десяти лет описывали, наносили на карты береговую черту севера и северо-востока Азии.

Экспедиция эта была призвана завершить и научно обосновать все открытия землепроходцев. Кроме того, существовала еще одна причина, которую особо подчеркивал Петр 1 в инструкции руководителям экспедиции. Сведения о великом географическом открытии Дежнева и Попова в течение длительного времени были похоронены в сибирских архивах. Ученые в России и в Европе не имели ясного представления о том, соединяется ли Азия с Америкой или между ними есть пролив и, следовательно, возможно ли плавание из Северного Ледовитого океана в Восточный, или Тихий, океан. Слухи о Японии, Курильских, Шантарских островах о близком соседстве Америки с российскими владениями доходили до Европы и требовали подтверждения. Россия была жизненно заинтересована в этом. И Петр I незадолго до своей смерти, 23 декабря 1724 года7 подписал указ о снаряжении экспедиции. В написанной лично нм инструкции начальнику экспедиции капитан-командору В, И, Берингу говорилось:

«1) Надлежит на Камчатке или в другом там месте сделать один или два бота с палубами. »

2) На оных ботах возле земли, которая идет на Норд, а по чаянию (понеже оной конца не знают) кажется, что та земля часть Америки.

3) И для того искать, где оная сошлась с Америкой: и чтоб доехать до какого города Европейских владений, или ежели увидят какой корабль Европейской, проведать от него, как оной кюст (берег.—А. А.) называют и взять на письме и самим побывать на берегу и взять подлинную ведомость и поставя на карту приезжать сгоды»[1].

 

Витус Беринг

Витус Ионссен Беринг родился в 1681 году в Даниив городе Хорсенсе. О детских и юношеских годах его сохранилось мало сведений. Известно, что на голландском корабле он плавал в Ост-Индию. Возвратившись оттуда в 1/03 году в Амстердам, В. И. Беринг был приглашен Петром I на службу в Балтийский флот с чином подпоручика. С этого времени и до конца своих дней он жил в России, честно и беззаветно служа новой родине. Здесь его называли Иваном Ивановичем.

В 1704 году Беринг был участником Азовского похода Петра I. В 1705 году командовал шхуной и участвовал в строительстве крепости па острове Котлнн (будущий Кронштадт), доставляя туда строевой лес. В 1710 году в чине капитан-лейтенанта (капитан-поручика) Беринг был переведен в Азовский флот, а в 1711 году участвовал в русско-турецкой войне, командуя шнявой[2]в Прутском походе Петра I. Везде он обнаруживал отличное знание морского дела, был исполнительным, добросовестным и честным офицером.

Переведенный в 1712 году снова в Балтийский флот, Беринг принял активное участие в длительной войне России со Швецией, известной в истории под названием Северной. По личному поручению Петра провел он из Копенгагена в Кронштадт корабль «Перл», а из Архангельска вокруг Скандинавии в Ревель (Таллин) —новый корабль «Селафаил».

В 1717 году он был произведен в капитаны 3-го ранга, в 1720-м — в капитаны 2-го ранга, а на следующий год командовал шестидесятипушечным кораблем «Марльбург», В 1724 году Беринг по неизвестным причинам вышел в отставку, но вскоре специальным указанием Петра был возвращен на флот с чином капитана 1-го ранга. Этому опытному и способному моряку Петр I и поручил возглавить экспедицию 1725—1730 годов, которая получила затем название Первой Камчатской экспедиции. Помощниками Беринга были назначены лейтенанты Л. П. Шпанберг и А. И. Чириков. В составе экспедиции кроме офицеров было свыше 60 нижних чинов.

Экспедиция отправилась из Петербурга в Охотск в начале 172э года, а прибыла туда только в январе 1727 года. Надо сказать, что из Охотска после походов Соколова—Трески и Евреинова—Лужина уже регулярно плавали суда на Камчатку. В Охотске, по рекам Охоте и Кухтую, а также, «еп од а лек V от Охотска, в У раке, строились мореходные суда.

Летом 1727 года спустили на воду построенный в Охотске шитик «Фортуна», и на нем перевезли все грузы и личный состав экспедиции в Большерецк. Оттуда с невероятными трудностями на собаках все снаряжение экспедиции переправили в Нижнекамчатск, где в апреле заложили судно для предстоящего похода. Оно было спущено на воду 8 июня 1728 года и названо «Св. Гавриилом».

12 июля 1728 года экспедиция вышла в море и направилась к устью Анадыря. 1 августа был открыт залив Св. Креста. Все вновь открываемые места Беринг называл по церковному календарю и никогда не давал им имен участников экспедиции и даже лиц царской фамилии (только один остров Шумагина был назван в честь погибшего матроса). Так, в данном случае «поелику в сие число празднует церковь наша происхождение древ честного и животворящего Креста, то и назвал он губу, в коей находился, губою СБ. Креста»,— отметил В. Н. Берх[3]. На том же основании был назван н открытый 10 августа остров именем Св. Лаврентия.

Войдя в пролив, называемый теперь Беринговым, и достигнув широты 65°30, Беринг 13 августа собрал совет офицеров, чтобы обсудить, что делать дальше. Из-за густого тумана при прохождении пролива с судна не был замечен американский берег, поэтому нужно было принять решение о дальнейших планах экспедиции.

На совете М. П. Шпанберг предложил плыть на восток до 16 августа и затем повернуть обратно, считая, что если и дальше нигде не будет видно американской земли, то, следовательно, она не соединяется с азиатской.

Другого мнения придерживался А. И. Чириков, который настаивал на плавании вблизи берега до тех пор, пока судно не подойдет к устью Колымы. В этом случае было бы совершенно точно доказано существование пролива между Азией и Америкой. Но начальник экспедиции послушался совета Шпанберга, и «Св. Гавриил», добравшись до широты 67°18, то есть находясь уже в Чукотском море, повернул обратно.

В проливе между Азией и Америкой судно снова застиг густой туман, и увидеть берега Америки на этот раз тоже не удалось. В проливе был открыт остров Диомида (на самом деле там два острова и скала: другое их название — острова Гвоздева).

1 сентября экспедиция возвратилась в Нижиекамчатск, где и зазимо- Еала. В следующем году Беринг предпринял еще одну попытку пройти на восток в поисках земли, о которой он слышал от Козыревского, когда был на Камчатке, но помешали сильный ветер и туман. Берпнг дошел морем до Большередка, а оттуда 23 июля 1729 года прибыл в Охотск. В марте 1730 года после пятнлетнего отсутствия экспедиция возвратилась в Петербург.

Несмотря на то, что экспедиция не разрешила окончательно вопроса о существовании пролива между Азией и Америкой, значение ее в связи с географическими открытиями было велико. Кроме того, Беринг представил много очень интересных этнографических сведений о якутах, чукчах, камчадалах, коряках. Экспедиция произвела несколько точных астрономических наблюдений и составила карту Чукотки на основе достоверных данных.

Опыт этой экспедиции показал, что корабли, построенные на самом краю Восточной Сибири, на Охотском побережье, отличались хорошими мореходными качествами и могли совершать дальние плавания. В то время, когда «Св. Гавриил» и «Фортуна» в 1729 году возвращались в Охотск, там уже снаряжалась следующая экспедиция под начальством казачьего головы Афанасия Федотовича Шестакова. Шестаков представил правительству проект своей экспедиции и карту, на которой была нанесена Америка и множество островов. Он обязался проверить и исследовать эти сведения, а также покорить чукчей и коряков. Благодаря последнему поручению экспедиция носила несколько военный характер. Разрешение па экспедицию последовало 27 марта 1727 года. В составе ее были: 400 назначенных казаков под начальством капитана Дмитрия Ивановича Павлуцкого, штурман Яков Гене, подштурман Иван Федоров, геодезист Михаил Спиридонович Гвоздев, матросы, корабельные мастера, люди разных специальностей.

На охотских верфях-плотбищах опять застучали топоры: началась постройка новых кораблей для экспедиции. В течение 1729 года были выстроены два бота — «Восточный Гавриил» и «Лев». К экспедиции присоединились и суда Беринга-—«Св. Гавриил» и «Фортуна», Участниками ее были опытнейшие мореходы Мошков и Треска, но в целом она оказалась крайне неудачной, хотя и была отмечена одним великим событием.

Начальник экспедиции Шестаков был убит в схватке с чукчами, а бот «Лев» сожжен ими во время зимовки. Возглавлявший экспедицию Д. И. Павлуцкий отправил оставшееся корабли по разным маршрутам. Наиболее примечательно плавапие «Св. Гавриила». Летом 1732 года совершенно дряхлый штурман Яков Гене передал в Нижнекамчатске подштурману Ивану Федорову судно, на котором находились Гвоздев и Мошков. Впоследствии М. С. Гвоздев писал, что задачи экспедиции были поставлены Д. И. Павлуцким обширные. В своем рапорте от 1 сентября 1733 года Гвоздев сообщал: «Велено нам обще со штурманом и подштурманом иттить на боте «Гавриил» кругом Камчатского носу к Анадырскому устью и против Анадырского носу, которая называется Большая Земля», и проведать, какие там живут люди, «осмотреть и вновь приискивать и ясак збирать с таких, с которых ясаку и зборе не бывало, и том мне иметь крепкое старание»[4].

22 июля 1732 года бот вышел из Нижнекамчатска. 3 августа «Св. Гавриил» оказался в устье реки Анадырь. Отсюда решили идти к тому острову, у которого был в 1728 году Беринг и который видел Мошков. И «через оного морехода пошли того острова искать и пришли к Чюкоц- кому носу к южной стороне 5 августа»[5].

И так двигаясь от мыса к мысу вдоль берега, бот приближался к заветной цели. По пути ие забывали и о делах насущных: собирали ясак там, где это удавалось. 13 августа была штилевая погода, к Федоров отдал якорь у мыса Дежнева. С группой матросов на берег ходил Гвоздев. Он видел чукотское селение, чукчей. На просьбу служилого Пермякова дать ясак они ответили категорическим отказом.

Переждав штиль, 15-го снялись с якоря и следующие два дня осматривали остров —один из островов Гвоздева, или Диомида (вероятно, это был остров Ратманоса), а Гвоздев опять ходил на берег. Бот снова оказался у мыса Дежнева, а затем у острова. Только 20 августа путешествие на восток было продолжено. Бот подошел ко второму острову — острову Крузенштерна. Отсюда увидели берега Америки. Это случилось 21 августа 1732 года. «Св. Гавриил» направился к этим берегам и вскоре подошел к американской земле в районе теперешнего мыса Принца Уэльского.

Велико было желание экипажа высадиться па неизведанный берег. Предприняли несколько попыток, но мешал штормовой ветер. Бот пошел на юг и на следующий день подошел к острову (Кинга), с которого к боту приезжал чукча. От него Федоров и Гвоздев много узнали о Большой земле. Продолжать поход было трудно, так как кончились продукты и свежая вода, да и судно было в плохом состоянии. Матросы обратились к Гвоздеву и «просили о возврате, чтобы возвратиться на Камчатку без обчего согласия, понеже де кормов у них малое число, також де и не могут из судна воды уливать»[6]. 28 сентября бот с трудом добрался до устья Камчатки.

Так русские люди впервые подошли к берегам Америки. Они пересекли Берингов пролив по всей его ширине и побывали на островах Гвоздева.

Иван Федоров умер в 1733 году. Михаил Гвоздев долго еще пробыл в Сибири и на Дальнем Востоку. Он участвовал в плавании Шпанберга к берегам Японии, служил в Иркутске у Ф. И. Соймонова. В 1758 году просился в отставку по старости, а о дальнейшей его судьбе ничего пока неизвестно.

Первая экспедиция Беринга была разведкой, прологом к дальнейшим исследованиям Северо-Востока Азии. Сам Беринг хорошо это понимал и писал по возвращении, что «Америка, или иныя, между оной лежащия земли, не очень далеко от Камчатки.

Не без пользы было, чтоб Охотской или Камчатской водяной проход, до устья реки Амура и далее, до Японских островов, выведывать...

Ежели за благо разсуждено будет, северные земли или берег от Сибири, а именно от реки Оби до Енисея, а оттуда до реки Лены, к устьям оных рек можно свободно и на ботах или сухим путем выведывать»[7].

В этих словах Беринга заключается суть его проекта, поданного по прибытии в Петербург в Адмиралтейств-коллегию и озаглавленного «О мерах к устройству Охотского края и Камчатки, о проведывании пути к Америке и Японии для учреждения с оными странами торговли и о проведывании северного берега Российской империи между Обью и Леной».

В проекте Беринг предусматривал многие мероприятия по устройству Охотско-Камчатского края и Чукотки и выдвигал требование о создании сильного военного и торгового тихоокеанского флота, предполагал устройство в Охотске порта. Большинство из пунктов программы Беринга вошло затем в инструкцию, данную Адмиралтейств-коллегией первому командиру Охотского порта Г. Г. Скорнякову-Писареву. Правительство приняло предложения Беринга, но они были существенно дополнены и расширены после обсуждения.

16 марта 1733 года последовал именной указ об организации экспедиции, которая теперь по праву называется Великой Сибирско-Тихоокеанской экспедицией. Начальником ее был назначен Берипг, помощниками— прекрасно себя зарекомендовавший А. И, Чириков и М. П, Шпан- берг. Началась длительная подготовка к экспедиции. Были написаны самые подробные инструкции для семи ее отрядов, которые должны были действовать на северном побережье от Оби до Амура. Северными отрядами экспедиции в разное время командовали доблестные русские морские офицеры, воспитанники петровской Морской академии — Степан Малыгин, Дмитрий Овцын, Дмитрий и Харитон Лаптевы, Петр Ласинн- ус, Василий Прончищев, Семен Челюскин, Федор Минин, Дмитрий Стерлегов.

Самостоятельную группу, так называемую «академическую экспедицию», составлял отряд профессоров, адьюнктов и студентов Академии наук. В этом отряде находился будущий известный исследователь Камчатки С. П. Крашенинников.

Главный отряд, называемый иногда Второй Камчатской экспедицией, под непосредственным руководство Беринга и Чирикова должен был отправиться к берегахм Америки и исследовать северную часть Тихого океана, отряд, руководимый Шпанбергом,— описать Курильские и Шантарские острова и Японию.

Первые отряды небывалой по масштабам экспедиции начали выезжать из Петербурга в феврале 1733 года. Естественно, что руководить такой экспедицией было сложно. Большей частью отряды действовали самостоятельно в соответствии с данными им инструкциями, но систематически посылались Берингу отчеты, и он, особенно вначале, до отправления в историческое плавание, деятельно руководил всей работой.

Беринг прибыл в Якутск в октябре 1734 года. Еще раньше туда прибыл Шпанберг, вскоре отправившийся в Охотск подготавливать суда. Три года продолжалась в Якутске подготовка к отправлению в Охотск всего необходимого. Причиной кажущейся медлительности были трудности, которыми сопровождался этот сложнейший этап экспедиции. Достаточно сказать, что для пропитания участников экспедиции требовалось в год 16 000 пудов различных продуктов. Доставляли их сначала в Якутск, а оттуда в Охотск. Такие тяжелые предметы, как, например, железные якоря и бухты каната для кораблей, приходилось распиливать или разрубать на части, перевозить в таком виде в Охотск и там снова соединять или сращивать. Тысячеверстный путь от Якутска до Охотска таил на каждом шагу опасность. Дорога проходила горными тропами, и пробираться по ним можно было только верхом на лошадях. Таким путем перевозили все грузы. Многочисленные горные речки и реки приходилось переходить вброд. Метеорологические условия тоже были очень сложными.

Все участники Тихоокеанской экспедиции собрались в Охотске к осени 1737 года. Там под наблюдением Шпанберга были выстроены два новых судна: бригантина «Архангел Михаил» и дубель-шлюпка «Надежда» и отремонтированы старые боты «Гавриил» и «Фортуна». С первыми тремя Шпанберг вышел в плавание к Курильским островам и берегам Японии 18 июня 1738 года.

На охотских верфях для главного отряда экспедиции строились суда: двухмачтовые пакетботы «Св. Петр» и «Св. Павел» длиной по 80 футов, поднимавшие по 6000 пудов груза. В июне 1740 года суда были спущены на воду, но смогли выйти в море только 8 сентября. Пакетботом «Св. Петр» командовал Беринг, а пакетботом «Св. Павел» — Чириков.

О детских годах Чирикова известно очень мало. Родился Алексей Ильич Чириков в 1703 году. В 1715 году он был определен в Навигацкую школу в Москве. На следующий год Чирикова перевели в Морскую академию в Петербург, которую он успешно закончил в 1721 году, получив чин унтер-лейтенанта. Как один из лучших офицеров, он был оставлен в академии преподавателем навигации. В 1724 году был зачислен в состав первой экспедиции Беринга, а в 1730 году по возвращении произведен в капитан-лейтенанты.

 

План Охотска времен экспедиции Беринга


Но отдыхать долго капитан-лейтенанту Чирикову не пришлось: он снова должен был отправиться на Восток, на этот раз помощником начальника экспедиции.

В Авачинской губе, куда уже ранее были посланы штурман Иван Фомич Елагин и подштурман Василий Андреевич Хметевский, все было готово для зимовки. Прошла она благополучно, и весной пакетботы собрались в путь 3 июня 1741 года суда вышли в море. У Беринга было 77 человек команды, у Чирикова — 75. С Берингом шли лейтенант Свен Ваксель, мастер Софрон Хитрово, натуралист Георг Стеллер ц разжалованный в матросы лейтенант Дмитрий Овцын.

Суда следовали на юго-восток, чтобы выяснить, существует ли мифическая Земля да Гамы. Совместное плавание продолжалось до 20 июня. Убедившись за это время в том, что такой земли в показанном на карте районе не существует, суда повернули на северо-восток. 20 июня во время сильного шторма пакетботы потеряли друг друга из виду.

Некоторое время Беринг оставался на месте, надеясь вновь встретиться с Чнриковым, а затем направился на юг. Беринг решил еще раз посетить те места, где можно было искать Землю да Гамы. 25 июня судно повернуло -на северо-восток и двигалось этим курсом. После двадцатидневного перехода, 16 июля, находясь в широте 58°14, моряки увидели на горизонте высокие горы. Это была Америка. Среди гор выделялась одна, названная Берингом горой Св. Ильи. 18 июля приблизились к берегу настолько, что видели великолепный лес у самого моря. Дальнейшее плавание проходило медленно: боялись наскочить на прибрежные камни,

20 июля подошли к острову Каяк (Беринг назвал его островом Св. Ильи). На берег был послан «для сыскания гавани» Софрон Хитрово с командой из 15 человек. На другой шлюпке на остров был высажен ' натуралист Г. Стеллер в сопровождении казака Фомы Лепихина. В течение шести часов Стеллер сумел произвести многочисленные наблюдения, собрать богатые коллекции, сделать ценные находки.

Беринг торопился с выходом. Его беспокоил обратный путь, В ответ на нападки Стсллера он с горечью заметил:

«...Мы воображаем, что все открыли, и строим воздушные замки; а никто не думает о том, где мы нашли этот берег? Как еще далеко нам до дому? Что еще может с нами случиться? А берег нам незнакомый, чужой, провианта на прозимовку не хватит…».

На рассвете 21 июля пакетбот «Св. Петр» снялся с якоря и взял курс на юго-запад, придерживаясь берегов Америки. 26 июля прошли близко от острова Кадьяк, который был виден с судна. 2 августа открыли остров Укамок. Условия плавания ухудшились. Из-за недостатка свежей пищи появились больные, началась цинга. В конце августа умер матрос 2-й статьи Никита Шумагин. Его похоронили на одном из островов, названных Шумагинскнми. Во время стоянки у этого острова впервые встретились с жителями Алеутских островов — алеутами, которые подъезжали к судну на байдарах. Несмотря на то, что времени было мало, Стеллер, Ваксель и Хитрово сумели и здесь произвести достаточно точные и подробные наблюдения.

Путь от Шумагинских островов к Камчатке становился все более трудным. Начался сентябрь, а с ним н штормовая погода. С 8 сентября штормы почти не прекращались, а 23 сентября разразился шторм такой силы, что старый штурман Эзельберг, избороздивший все моря и океаны, признавался, что не видывал в своей жизни ничего подобного. Положение судна было тяжелым. Большая часть команды болела, не хватало воды и продуктов, члены экипажа, даже не больные цингой, были до того измучены качкой, что не могли ничего делать. С каждой новой волной ожидали гибели судна.

Наступил октябрь. Бури не утихали, люди умирали один за другим. К концу месяца скончались от цинги и голода двенадцать человек. Тяжело заболел капитан Беринг. Он не мог подниматься, и управляли судном Ваксель и Хитрово.

Два месяца оеспрерывных мучений, когда не было возможности пи лежать, ни сидеть, ни стоять, смерть товарищей угнетали оставшихся в живых. Мало кто надеялся возвратиться на Камчатку. Понятна была поэтому радость, когда 4 ноября увидели перед собой прямо по курсу на расстоянии около 15 миль высокую землю. Всем хотелось, чтобы это была Камчатка, Многие даже узнавали очертания берегов.

Вечером 5 ноября пакетбот «Св. Петр» выбросило на берег. Это был остров- теперь остров Беринга в группе Командорских островов. Стали готовиться к зимовке: нарыли землянок, запасались топливом. Остров был богат морским зверем. Больше всего пришлась по вкусу морская корова, описанная Стеллером (теперь она вымерла).

Такие тяжелые испытания были уже не под силу больному шестидесятилетнему капитан-командору Берингу, и 19 декабря 1741 года он скончался.

«В яме (землянке.— А, А.) в которой он больной лежал, песок со сторон всегда осыпался, заваливая у него ноги, коего он напоследок больше огребать не велел, сказывая, что ему от того тепло, а впрочем де он согреться не может. И так песку на него навалилось по пояс; а как скончался, то надлежало его из песку вырывать, чтоб тело пристойным образом предать земле»,— вспоминал Г. Ф. Миллер.

 План Петропавловской гавани 1741 г.


 

Сорок шесть человек благополучно перезимовали, а весной 1742 года из остатков пакетбота и из плнвнпка начали строить новое судно, которое летом было готово. 13 августа вышли к берегам Камчатки, а 26 августа почти на веслах вошли в Петропавловскую гавань, где все считали их погибшими.

Разлучившись е Берингом 20 июня, Чириков продолжал путь самостоятельно сначала на восток, а потом на восток-северо-восток. 15 июля увидели землю. В журнале Чирикова есть запись: «В 2 часа пополудни впереди себя увидели землю, на которой горы высокие, а тогда еще не очень было светло, того ради легли на дрейф; в 3-м часу стало быть землю свободнее видеть»[8].

Это была Америка. Пакетбот находился вблизи мыса Аддингтона острова Бейкер в широте 55°20. Чириков послал к берегу шлюпку с штурманом А. М. Дементьевым. Она не вернулась. Искали ее неделю и затем послали вторую — с боцманом Сидором Савельевым. Но не возвратилась и вторая шлюпка. Гибель посланных так и осталась загадкой.

Чириков долго еще был у берегов Америки, но продовольствие кончалось, и 6 августа пакетбот пошел к Камчатке. На обратном пути открыли несколько островов Алеутской гряды: У.мнак, Уналашку и другие.

20 сентября с острова Адак в группе Андреяновских островов приезжали на байдарах «американцы». В начале октября был открыт остров Агатту из группы Ближних островов. Чириков, как и многие из команды, был болен. Пакетбот вел штурман Иван Фомич Елагин. Вскоре умерли офицеры И. Чнхачев н М. Плаутин. Лишь 22 октября удалось войти в Петропавловскую гавань. Из 75 человек возвратились 51, а из офицеров только двое — Чириков и Елагин.

После смерти Беринга экспедицию возглавил Чириков, который ходил на поиски пакетбота «Св. Петр», был рядом с островом Беринга и не знал, что там лихорадочно готовятся, строят суденышко, чтобы добраться до Камчатки. Так ему и не удалось найти товарищей — они добрались сами.

Недолго прожил Чириков. Отправившись на Камчатку, в Сибирь 22-летним офицером, вернулся он в Петербург через 20 лет больным, измученным лишениями, морскими походами и несправедливостями. В 1746 году Чирикова произвели в капитан-командоры, а в 1748 году он скончался в возрасте всего 45 лет. Недавно в Ленинграде обнаружили место, где похоронен этот замечательный путешественник и труженик науки.

Героическое плавание русских моряков завершилось открытием Северной Америки со стороны Тихого океана и открытием Алеутских островов, а отряды Великой Сибирско-Тихоокеанской экспедиции в это время заканчивали свои работы по описи всего северного побережья Сибири, Иннциатор, организатор и руководитель экспедиции Витус Ионссен Беринг до конца исполнил свой долг перед Родиной. На всех картах мира море, по которому он плавал, носит имя Беринга; пролив между Азией и Америкой назван Беринговым, острова, куда выбросило пакетбот «СБ. Петр», называются Командорскими, а остров, где отважный капитан-командор нашел вечный покой, именуется островом Беринга.



[1][1][1]Дит. по кн. А. И. Алексеева «Охотск — колыбель русского Тихоокеанского флота». Хабаровск, 1908, стр, 38

[2] Шнява — двухмачтовое морское судно.

[3] В.Н. Берх. Первое морское путешествие россиян, СПб, 1823, стр. 44.

[4] В. А. Дивин. К берегам Америки. М., 1956, стр. 20.

[5] Там же, стр. 21.

[6] Там же, стр. 26.

[7] Цит. по статье А.И. Алексеева «Витус Беринг» в кн.: Люди русской науки. М., 1962, стр. 293.

[8] В. А. Дивин. Великий русский мореплаватель А. И. Чириков. М., 1953, стр. 159.