Добро пожаловать!
    
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт посвященному Дальнему Востоку России прошлое и настоящее
 Дальневосточная колхозная деревня в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) 26-06-2013, 08:13 |

 

Начало Великой Отечественной войны 22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Во многом это нападение стало неожиданным для руководства, вооруженных сил, населения страны. Первые месяцы войны обернулись для советского народа трагедией поражения, оккупации, плена, но не сломили в нем стремления к сопротивлению агрессору. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. в стране была объявлена мобилизация военнообязанных 14 возрастов (1905–1918 гг. рождения) в 14 военных округах из 17. В трех остальных округах – Забайкальском, Среднеазиатском и Дальневосточном – мобилизация была объявлена через месяц особым решением правительства. Она проводилась скрытным способом, как «большие учебные сборы». В целом к концу 1941 года было мобилизовано свыше 14 млн. человек. Крестьянство являлось самым многочисленным источником развертывания армии. Почти не осталось такой колхозной семьи, которая не отправила бы на фронт отца, брата, сына, или внука. С момента нападения жизнь советского государства была подчинена законам военного времени. Потребности фронта объявлялись приоритетными, что безоговорочно признавалось большинством населения. В это трудное для страны время, колхозное крестьянство в месте с большинством советских граждан было готово приложить все усилия для разгрома врага. В колхозе «Боевик» Хабаровского сельского района 23 июня 1941 г. на митинге колхозники заявляли: «Мы даем слово Советскому правительству, что отдадим все свои силы на укрепление обороноспособности нашей Родины и будем самоотверженно трудиться в колхозе. И если потребуется, то все, как один, выступим с оружием в руках на защиту нашей социалистической Родины»[1]. В условиях эвакуации промышленных предприятий с Запада страны основная производственная нагрузка ложилась на предприятия, действовавшие в тылу. Их работа была переориентирована на оборонные нужды. Важнейшим направлением перестройки в области сельского хозяйства стало развитие сельскохозяйственного производства в восточных районах страны, максимально возможное обеспечение тыловых районов за счет собственных ресурсов. Все это требовало от населения тыла жертвенности и повседневного напряженного труда. 

Колхозный труд на Дальнем Востоке СССР в военные годы 

За четыре года войны, с 1941 по 1944 гг., трудоспособное население колхозов Дальнего Востока сократилось на 36% (с 134,8 тыс. чел. до 86,5 тыс.)[2]. Убыль людей из колхозов привела к резкому увеличению и без того большой производственной нагрузки на каждого оставшегося трудоспособного колхозного жителя. Если в 1940 г. в Хабаровском крае одни член сельскохозяйственной артели обрабатывал в среднем 7,4 га колхозной земли, то в 1942 г. – 10,9 га[3]. При этом основная тяжесть труда в военное время легла на плечи женщин и детей. Так, в колхозах Еврейской автономной области женщинами-колхозницами было выполнено: в 1941 г. – 36%, в 1942 г. – 47%, в 1943 г. – 52% сельскохозяйственных работ[4]. Более того, женщинам приходилось осваивать мужские специальности. В Хабаровском крае уже в 1941 г. была организована подготовка механизаторов, главным образом, среди женщин. В 1942 г. на тракторах и комбайнах в крае работало 1290 женщин, тогда как до войны – лишь несколько десятков. Самоотверженно трудились в колхозах и дети. Школьники с. Сергеевка Амурской области в письме, опубликованном в газете «Амурская правда» 13 июля 1941 г., сообщали: «…Мы, колхозные ребята, не можем оставаться в стороне от общего дела, не можем не оказать помощи любимым Красной Армии и нашему флоту в разгроме врага. Ученики нашей школы все, как один, вышли на колхозные поля, в бригады, на фермы и деятельно помогают в работе взрослым»[5]. Сергеевские школьники призывали своих сверстников выходить на полевые работы и вместе с ними бороться за высокий урожай. В годы войны в дальневосточных колхозах преобладал ручной труд, так как большое количество сельскохозяйственной техники, ранее обслуживавшей колхозные поля, было мобилизовано для нужд армии. В Хабаровском крае к концу 1942 г. из Машино-тракторных станций (МТС) было направлено в армию 580 гусеничных тракторов[6]. Из-за отсутствия специалистов и деталей не ремонтировались сельскохозяйственные орудия. По данным итоговой отчетности за 1945 г. в колхозах Приморского края осталось 3 753 конных плуга из 5 408 имевшихся в 1940 г., борон соответственно – 11 029 из 14 029, сенокосилок – 1 408 из 2 043 и т.д, причем большая часть из них не использовалась из-за сильного износа[7]. Труд в колхозе в годы войны был предельно напряженным, особенно в периоды сева и уборки урожая. Обращаясь к участникам совещания партийного, советского и колхозного актива Хабаровского края, проходившего в марте 1943 г., председатель крайисполкома В.М. Истомин говорил: «Колхозам, совхозам, подсобным хозяйствам края в этом году предстоит выполнить более сложную работу. Весенние полевые работы, уход за посевами, уборка урожая, сохранение молодняка и увеличение поголовья скота …будут проходить теперь в иных, более трудных условиях, чем в прошлые годы. Все это потребует от работников сельского хозяйства, от всех нас большего напряжения сил, большей организованности, дисциплинированности и четкости в работе»[8]. Еще в 1942 г. для колхозников была установлена норма обязательного минимума работ в колхозе, закрепленная постановлением Советского Правительства и Центрального комитета ВКП (б) «О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней». Для колхозников дальневосточного региона годовая норма выработки в колхозе устанавливалась в 100 трудодней. Колхозники, не выполнявшие установленный минимум без уважительной причины, привлекались к судебной ответственности и могли быть приговорены к исправительно-трудовым работам на срок до 6 месяцев. Подобные меры, принятые в чрезвычайной военной обстановке, колхозное население встречало с пониманием. Средняя выработка на одного колхозника на Дальнем Востоке в победном 1945 г. составляла 300 трудодней[9]. Работая в годы войны на износ, дальневосточные колхозники знали, что: 1. Обеспечивают продовольствием войска, расположенные на Дальнем Востоке и прикрывающие его от возможного нападения со стороны японцев. 2. Обеспечивают продовольствием дальневосточных рабочих, занятых в отраслях оборонной промышленности и транспорте, других отраслях, а также городское население региона в целом. Поэтому, несмотря на снижение валовых сборов урожая, дальневосточные колхозы старались максимально увеличить количество сдаваемой государству продукции, что достигалось за счет ограничения внутриколхозных потребностей, сокращения потребления колхозников. Это свидетельствовало о высокой сознательности, жертвенности и патриотизме колхозного крестьянства Дальнего Востока, отдававшего в годы войны приоритет государственным интересам. Так, в 1941 г. в дальневосточных колхозах было собрано 2239 тыс. ц картофеля, из них государству сдано 387 тыс. ц, а в 1943 г. из меньшего количества урожая картофеля в 1277 тыс. ц государство получило от колхозов 506 тыс. ц[10]. В 1943 г. колхозы Сибири и Дальнего Востока заготовили четыре пятых полученного государством мяса, молока, яиц, шерсти[11]. В годы войны колхозники привлекались и на внеколхозные работы. Дальневосточные колхозники также участвовали в строительстве оборонительных сооружений в приграничных районах. Колхозники Амурской, Еврейской автономной областей, других районов края во втором полугодии 1941 г. построили свыше 300 км автодорог на важной магистрали Хабаровск-Райчиха[12].

Материальные условия жизни дальневосточного колхозного крестьянства С началом войны в стране была введена система нормированного распределения продуктов, запрещена свободная торговля. Продукты в магазинах государственной торговли выдавались по карточкам в одни руки в строго фиксированном количестве. Колхозное крестьянство оказалось вне карточной системы распределения, поэтому главными источниками поступления продовольствия для него оставался колхоз, личное приусадебное хозяйство и магазины потребительской кооперации. Так как в годы Великой Отечественной войны колхозам приходилось выполнять государственные задания по заготовке сельскохозяйственных продуктов любой ценой, нередко выдачи на трудодни продуктов колхозникам не осуществлялись вовсе. В 1942 г. около 10% колхозов Хабаровского края совсем не выдавали колхозникам зерна по трудодням[13]. Остальные колхозы вынуждены были сокращать выдачи. Если в 1940 г. колхозникам Хабаровского края было роздано на трудодни 26 000 тонн зерна, или по 750 кг на каждый колхозный двор, то в 1942 г. – только 11 975 тонн[14], или по 350 кг на двор (т.е. 29 кг в месяц в среднем на 3-4 чел., а на один день – ок. 233 гр. – чуть больше стакана зерна). Ни одна из категорий населения, будь то рабочие, служащие, находившиеся в годы войны на нормированном государственном снабжении, не получала столь мизерного пайка. Для того, чтобы получить необходимый минимум продуктов питания, колхозные жители прибегали к личному приусадебному хозяйству. За годы войны произошло увеличение посевных площадей под зерновыми на личных подворьях. Если в последнем предвоенном году в личных приусадебных хозяйствах колхозников Хабаровского края под зерновые культуры (рожь, пшеница, ячмень, овес и др.) засевалось 0,2 тыс. га, то в 1945 г. – 1006 тыс. га при общем росте посевной площади в данных категориях хозяйств[15]. Личное подворье давало колхозной семье львиную долю «второго хлеба» – картофеля, а также овощей. Значительно расширилось и приусадебное животноводство, опередив по темпам колхозное и совхозное. В Приморье на личном подворье колхозников численность крупного рогатого скота (КРС) возросла с 36,4 тыс. голов в 1943 г. до 39,4 тыс. в 1945 г., превысив показатели довоенного 1940 г. на 2,2 тыс. голов[16]. Личное приусадебное хозяйство давало колхозному крестьянству возможность получать денежные средства, реализуя его продукцию на колхозных рынках по высоким ценам. Трудности военного времени особенно остро сказывались на жизни инвалидов войны и колхозных семьях, чьи мужчины находились в армии. Власти на местах, односельчане старались оказывать им посильную помощь. В ходе проведения с 1 марта 1943 по 1 января 1944 г. в Нанайском районе Хабаровского края декадника по оказанию помощи семьям военнослужащих, школьникам – детям фронтовиков было выдано 1756 пар обуви, готовых платьев и разных промтоваров – 1370 шт., заготовлено и подвезено дров – 7514 куб. м, подвезено сена – 420 186 кг[17]. Всем семьям военнослужащих были вспаханы огороды, выдано семенного картофеля 85 т[18]. На 1 июня 1943 г. в Амурской области было трудоустроено 927 чел. инвалидов войны, в т.ч. в сельском хозяйстве – 331 чел. (26 чел. – председателями колхозов, 22 чел. – заведующими колхозными фермами, 28 чел. – бригадирами и др.)[19]. Общественные настроения колхозного населения Дальнего ВостокаДальневосточная колхозная деревня в годы войны жила ожиданием известий с фронта. Люди с тревогой и надеждой слушали информационные сводки, ждали писем от родственников, земляков, смотрели боевые кинорепортажи. Несмотря на многочисленные лишения военного времени, сознание колхозного крестьянства было проникнуто патриотизмом и верой в скорую победу над врагом. Колхозники Шимановского района Амурской области в марте 1943 г. писали на фронт воинам-землякам, сражавшимся в 68-й гвардейской дивизии: «...Дорогие наши герои-земляки! С великой радостью читали мы письмо, в котором вы сообщаете, что за боевые заслуги ваша часть преобразована в гвардейскую. Вы с честью выполнили приказ Верховного Главнокомандования. Стремясь помочь вам быстрее разгромить фашистскую нечисть, мы честно выполняли свои обязательства перед государством. Мы понимаем, что каждый лишний центнер хлеба, картофеля, мяса, овощей – это удар по фашистским мерзавцам»[20]. Дальневосточные колхозники изыскивали любые возможности для поддержки действующей армии. В 1945 г. колхозы Приморья сдали в фонд Красной Армии 43,2 тыс. ц зерна против 36,8 тыс. ц в 1944 г[21]. Колхозное крестьянство Дальнего Востока вместе с другими группами населения региона отчисляло средства в Фонд обороны страны, на строительство военной техники, подписывалось на военные займы, принимало участие в социалистических соревнованиях. Колхозники Хабаровского края только в 1941 г. отчислили в Фонд обороны средства за 36 370 трудодней, а к началу 1943 г. собрали на строительство боевых самолетов 31 564 тыс. руб[22]. К числу патриотических актов относились добровольные материальные пожертвования колхозников в пользу своих колхозов. Так, семья колхозников Болдаревых из артели «Набат Октября» Амурской области 7 января 1944 г. обратилась через местную газету к колхозникам с призывом пополнить семенной фонд колхозов из личных запасов, для того, чтобы обеспечить ими колхозные посевы: «Своей семьей мы сдали правлению колхоза 40 пудов картофеля, 1300 кг семян тыквы, свеклы, кукурузы и др. Мы одновременно призываем всех колхозников и колхозниц нашего района позаботиться об обеспечении семенами своих колхозов и последовать нашему примеру»[23]. Приведенные выше факты свидетельствуют о глубоком патриотизме дальневосточного колхозного крестьянства, об общности его судеб в военные годы со всем российским крестьянством, о проявлении подлинных начал крестьянского менталитета – стойкости и жертвенности в трудное для страны время. Сельские труженики были готовы встать на защиту Родины и на дальневосточных рубежах в случае агрессии милитаристской Японии. В годы войны они проходили курсы по военной подготовке, участвовали в спортивных соревнованиях, получали военные специальности. В годы войны среди всего населения страны, а особенно колхозного крестьянства оживились религиозные настроения. С 1942 по октябрь 1945 г. в Хабаровском крае от верующих было подано 10 заявлений на открытие православных церквей, в том числе из сел Переяславка, Кузьмичи, поселков Шимановского, Завитая Амурской области[24]. Дальневосточная колхозная деревня в периодперехода страны к мирной жизни Победу над фашистской Германией дальневосточная деревня встретила грандиозным ликованием. В ее жизни начиналась новая страница – в родные села прибывали демобилизованные фронтовики и труженики оборонных предприятий, инвалиды войны, военнопленные немецких лагерей. На 1 января 1946 г. в Хабаровский край прибыло 37 426 чел. демобилизованных, в т.ч. в города 20 024 чел., и 17 182 чел. в сельскую местность. Несмотря на то, что Дальний Восток не пострадал от боевых действий, последствия войны болезненно сказывались на всех сферах жизни этого крупного региона страны. В особо тяжелом положении находилась дальневосточная колхозная деревня. Огромными были потери среди ее жителей на фронтах войны. Трудовые ресурсы в колхозах, резко сократившиеся за военные годы, долгое время не удавалось восполнить. В Амурской области ко времени окончания войны сельское население уменьшилось на 16 тыс. чел. Число колхозных дворов уменьшилось на 952. В Приморском крае на 1 января 1941 г. насчитывалось 30 323 колхозных дворов с 72 878 чел. трудоспособного населения, а в 1946 г. – 27 121 дворов, с 46 997 чел. (т.е. население колхозов уменьшилось на 25 881 чел.)[25]. При общем сокращении колхозного населения, значительно уменьшилось число мужчин в колхозах. Если в 1941 г. в колхозах Приморского края было 27 473 чел. мужского населения, то в 1946 г. – 11 368 чел[26]. По отдельным колхозам Хабаровского района в 1945 г. наблюдалась следующая картина: в колхозе «Новая Жизнь» с. Князе-Волконское проживало 22 мужчины и 43 женщины, в колхозе «Верный путь» с. Новотроицкого мужчин возрасте от 16 лет и старше – 18, женщин – 38, в колхозе «МОПР» с. Ильинка – соответственно 24 мужчины и 39 женщин и т.д[27]. Многие из демобилизованных, получив в армии различные специальности и не видя перспектив дальнейшей жизни в колхозах, уходили на работу в город. На одном из собраний в колхозе «1-й Ключ» Архаринского района Амурской области колхозницы, жены погибших фронтовиков Ольга Кулинич и Александра Пухатнева говорили: «Мы почти все четыре года войны работали одни, без мужчин, несли все тяготы, рассчитывая на лучшее будущее. Но наши мужья погибли, а кто возвращается по демобилизации не остаются в колхозе, уходят на производство…» Из-за малочисленности колхозного населения трудовая нагрузка на оставшихся в колхозах заметно увеличилась. После войны нагрузка пашни на одного колхозника в колхозах Амурской области была почти в 6 раз выше, чем в Московской области. С завершением боевых действий отчетливо обозначился целый спектр проблем, порожденных войной: трудоустройство инвалидов, забота о семьях погибших на фронте и беспризорниках. В сельской местности органы советской власти принимали меры по улучшению работы колхозных касс взаимопомощи и созданию продовольственных и денежных фондов для нуждающихся. Семьям военнослужащих предоставлялись льготы согласно действующим законам. В Нижне-Амурской области на февраль 1945 г. были предоставлены льготы по военному налогу 546 семьям, освобождено от обязательных поставок сельскохозяйственных продуктов 2047 семей, освобождено от сельскохозяйственного налога 2025 семей[28]. После Победы над врагом колхозное крестьянство ожидало ослабления политики чрезвычайных мер в деревне. Однако, этим ожиданиям не суждено было сбыться. В главных своих чертах, чрезвычайная политика продолжала действовать и в первые послевоенные годы. Это вело к тому, что население продолжало покидать колхозы и перебираться в города. В Амурской области за 1945 г. прекратило существование 881 колхозное хозяйство[29]. В Хабаровском края по колхозам Вяземского района за 1945-1948 гг. исчезло 145 дворов: в колхозе «Соболинец» из 47 дворов осталось 20, в колхозе им. Буденного из 50 – 35 и т.д.
________________________________________
[1] Хабаровская краевая партийная организация в период Великой Отечественной войны (1941-1945 годы). Хабаровск, 1964. С. 36.
[2] Иконникова Т.Я. Государственные заготовки в колхозах Дальнего Востока в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) // Формирование и развитие рабочего класса и крестьянства на советском Дальнем Востоке: Межвуз. сб. науч. тр. Хабаровск, 1988. С. 81.
[3] Хабаровская краевая партийная организация… С. 146.
[4] Там же. С. 173.
[5] Амурская область в годы Великой Отечественной войны. Сб. документов и материалов. Благовещенск, 1976. С. 35-36.
[6] Очерки истории дальневосточных организаций КПСС (1938-1987 гг.). Хабаровск, 1987. С. 78.
[7] Ткачева Г.А. Оборонно-экономический потенциал Дальнего Востока СССР в 1941-1945 гг. Владивосток, 2005. С. 167-168.
[8] Трудный путь к Победе: Сборник документов государственного архива Хабаровского края о Великой Отечественной войне (22 июня 1941 г. – 9 мая 1945 г.) и войне СССР с Японией (9 августа – 3 сентября 1945 г.). Хабаровск, 2005. С. 152.
[9] Очерки истории дальневосточных организаций КПСС… С. 81.
[10] Иконникова Т.Я. Указ. Соч. С. 81.
[11] Анисков В.Т. Крестьянство против фашизма. 1941-1945. История и психология подвига. М., 2003. С. 188.
[12] Хабаровская краевая партийная организация… С. 60.
[13] Хабаровская краевая партийная организация... С. 146.
[14] Там же.
[15] Народное хозяйство Хабаровского края. Стат. сб. Хабаровск, 1957. С. 40; ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации). Ф. А-374. Оп. 7. Д. 1878. Л. 68.
[16] Ткачева Г.А. Указ. соч. С. 175.
[17] Хабаровская краевая партийная организация... С. 245.
[18] Там же.
[19] Амурская область в годы Великой Отечественной войны… С. 230.
[20] Там же. С. 222.
[21] Иконникова Т.Я. Указ. соч. С. 86.
[22] Хабаровская краевая партийная организация... С. 223.
[23] Амурская область в годы Великой Отечественной войны… С. 273.
[24] Религия и власть на Дальнем Востоке России: Сб. док. Государственного архива Хабаровского края. Хабаровск, 2001. С. 222.
[25] ГАПК (Государственный архив Приморского края). Ф. П-68. Оп. 4. Д. 135. Л. 32.
[26] Там же.
[27] ГАХК (государственный архив Хабаровского края). Ф. Р-99. Оп. 2. Д. 377. Лл. 90, 91, 108.
[28] ГАХК. Ф. П-35. Оп. 3. Д. 209. Л. 4.
[29] ГАХК. Ф. Р-99. Оп. 2. Д. 364. Л. 5 (Об).

Автор: Д.А. Сафонов, ст. н. сотрудник отдела современной истории ХКМ им. Н.И. Гродекова

Дальневосточная колхозная деревня в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)

Колхозники вывозят навоз для парников. Амурская область, 20 января 1944 г.

Дальневосточная колхозная деревня в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)

 Дети села Дрофа идут в школу после зимних каникул. Р-н им. С. Лазо, 12 января 1945 г.



 
Разместил: admin

Комментарии