Добро пожаловать!
    
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт посвященному Дальнему Востоку России прошлое и настоящее

1.Становление

Будущий Приамурский генерал-губернатор Николай Львович (Людвигович) Гондатти1 родился за три месяца до отмены крепостного права в России — 21 ноября 1860 года в Москве в своеобразной семье. Профессиональный скульптор Людвиг Гондатти из итальянского города Лукка, каким-то ветром занесенный в Россию, женился на русской, незнатного происхождения девушке из Тулы. По существовавшей в тогдашней России социальной классификации семья принадлежала к податному сословию — мещанам, включавшему в себя разные категории городских жителей — ремесленников, торговцев, мелких домовладельцев, из которых к концу XIX — началу XX века сформировалась мелкая буржуазия, представлявшая собой почти половину городского населения страны. Дети в семье Гондатти были православного вероисповедания и воспитывались на ценностях православного христианства. Большого достатка в семье не было, но было понимание значения для детей хорошего образования. Почти пятнадцатилетний Николай Гондатти (в это время семья жила в Нижнем Новгороде) поступил в 3-й класс Нижегородского Александровского института. Названный в честь императора Александра II, институт представлял собой закрытое среднее учебное заведение для детей дворян, который давал классическое гуманитарное образование: изучались русский язык и словесность, латинский, греческий и французский языки, закон божий, логика, история, математика, физика и география. Гондатти обучался в институте своекоштно, т. е. на своем, не на казенном содержании, учился охотно, с интересом. В отчете о манкировках (пропусках занятий) учениками 8 класса за 2-ю половину 1880/81 учебного года указано, что Н. Гондатти из 303 уроков не пропустил ни одного. По всем предметам

 

институтского курса наук педагогический совет выставил Николаю отличные оценки. После окончания 8 класса он сдал на "отлично” все шесть экзаменов. За время учебы "поведение его вообще было отличное, исправность в посещении и приготовлении уроков, а также в исполнении письменных работ — отличная, прилежание — отличное и любознательность ко всем вообще предметам отличная”2,— констатировалось в аттестате зрелости. "Во внимание к постоянно-отличному поведению и прилежанию и к отличным успехам в науках”, педагогический совет постановил наградить его золотой медалью3.

По окончании Нижегородского Александровского дворянского института Н. Гондатти заявил о желании поступить на исторический факультет Московского университета, для чего ему была выдана характеристика. Судя по ней, уже в юном Гондатти проявились многие черты и качества, которые затем составили основу его зрелой личности. В то же время характеристика свидетельствует о высоком профессиональном уровне педагогов института, сумевших с такой проницательностью раскрыть личностные качества своего подопечного. Поэтому приведем этот замечательный документ почти полностью: "Посещал и приготовлял уроки весьма исправно, исполнял письменно работы весьма старательно, был весьма внимателен в классе и с большим интересом занимался всеми предметами. Не будучи особенно щедро наделен от природы бойкими способностями, юноша этот с успехом развил в себе замечательно твердую волю и настойчивость. Засиживаясь еще в младших классах над уроками, посвящая свое время чтению книг, Гондатти достиг того, что занял первое место в своем классе и удержал его до конца. Приобретя ценой упорного труда разнообразные знания, Гондатти время от времени, понимая свое превосходство над товарищами, проявлял некоторое самомнение, которое, впрочем, не выходило из пределов умеренности. Нравилось ему быть авторитетом, но, большей частью там, где дело шло о науке. С товарищами был обходителен и предупредителен; по отношению к заведению, особенно в VIII классе, был внимателен и исполнителен, избегая случаев быть в положении провинившегося”4. Твердая воля, настойчивость, трудолюбие, дисциплинированность, обходительность и предупредительность со своими товарищами, лидерство,— все эти качества найдут свое позитивное развитие в зрелом Гондатти.


 

 

Копия аттестата зрелости Н. Гондатти (фрагмент)


 

Н. Гондатти поступил на недавно открывшееся естественно-историческое отделение физико-математического факультета Московского университета. В начале 80-х годов Московский университет переживал один из плодотворных периодов своей истории. Университетский устав 1863 года, ослабивший бюрократическую опеку над университетом, предоставил ему внутреннюю автономию, демократизировал внутриуниверситетскую жизнь. Это было время, когда в университете сложилась блестящая плеяда профессоров, оставивших глубокий след в русской науке и просвещении. Это историки Соловьев и Ключевский, филологи Фортунатов и Буслаев, химик Марковников, физик Столетов и др. На лекции по русской истории, которые читал профессор В. О. Ключевский, ходили многие студенты, независимо от того, на каком факультете они учились. Конечно, и Н. Гондатти был в числе почитателей Ключевского, который восхищал не только редким знанием своего предмета, но еще "единственно ему свойственной способностью проникнуть в душу русского народа и русского человека, понять его и в его настоящем и в его прошлом и, наконец,— столь же исключительной способностью владеть выразительной и богатой русской речью”5. Студенчество университета тогда жило активной общественной жизнью: существовали кружки, нередко славянофильской направленности, рождение которых было связано с победой России над Турцией и освобождением Болгарии от турецкого гнета. За стенами университета сту-денты вовлекались в разного рода народнические кружки и организации. Однако студента Гондатти эта сторона жизни мало интересовала. С первого же курса он погрузился в науку. Методикой работы с книгой он владел превосходно, а усидчивости ему было не занимать. Часами он просиживал в Румянцевской библиотеке. Его особо интересовали антропология, этнография, археология — науки, которые в эти годы складывались как самостоятельные научные направления человекознания. Пытливый, любознательный студент с первых курсов был привлечен преподавателями к работе в научных кружках, а затем и к научно-исследовательской деятельности. После успешного окончания университетского курса Н. Л. Гондатти был оставлен в университете для подготовки к профессорской деятельности по кафедре антропологии и энтомологии.

Еще студентом Гондатти был принят в члены Московского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии (ОЛЕАЭ). По окончании курса в университете он командируется этим обществом вместе с Политехническим музеем в северо-западную Сибирь для антропологических, этнографических и зоологических исследований. За месяц молодой исследователь добрался из Москвы через Тобольск до Березова, откуда и началась его этнографическая экспедиция. Вдвоем с проводником Гондатти поднялся до верховьев реки Сосьвы. Конец лета и всю осень он передвигался от одного стойбища к другому, проводил антропологические исследования, изучал быт и культуру аборигенов-остяков (ханты) и зырян (коми), приобретал образцы их национальной одежды, утвари, предметы культа. Обладая лингвистическим даром, Гондатти сравнительно быстро научился общаться на языке аборигенов, что, несомненно, во многом обеспечило успех его предприятия. В Березове он устроил "штаб-квартиру” экспедиции, в которую он не раз возвращался с ценными трофеями и, передохнув, отправлялся в новый поход. Стойко перенося лишения, холод и физические страдания, молодой ученый, благодаря своей твердой воле, настойчивости и исключительному трудолюбию, в течение нескольких месяцев собрал такую обширную этнографическую коллекцию, которая сделала бы честь целой экспедиции из нескольких человек. В ожидании навигации в Березове Гондатти классифицировал экспонаты, заполнил этикетки, упаковал коллекцию в ящики и сундуки, общий вес которых составил около 70 пудов, т. е. свыше одной тысячи килограммов. Поскольку на экспедицию ее организаторы выделили ограниченные средства, молодому ученому пришлось осуществить доставку коллекции в Москву за свой счет. Бескорыстие Гондатти, а главное — богатство, разнообразие и ценность собранной им коллекции по достоинству были оценены в научном обществе. На следующий год Гондатти был командирован Московским археологическим обществом (МАО) на северный Урал для производства археологических исследований, за которые он был избран членом-корреспондентом МАО. Гондатти являлся одним из активных организаторов 8- го археологического съезда, ставшего крупным явлением в исторической науке России. Одновременно Гондатти занимался педагогической деятельностью в Московском университете, читал факультативный курс увлекшего его шелководства, предварительно познакомившись с технологией получения шелка в одной из немецких колоний в Крыму. В 1888—1889 гг. Гондатти работал ученым секретарем ОЛЕАЭ в Москве. В этом качестве он участвовал в Международном географическом конгрессе в Париже, после которого путешествовал по Италии и Австрии.

В научных журналах появляются статьи молодого ученого, такие как "Описание одежды инородцев северо-западной Сибири”, "Культ медведя у маньцзов”, "Предва-рительный отчет о поездке в северо-западную Сибирь”, "Предварительный отчет о своей поездке в северный Урал летом 1887 г”6 и др. Одновременно Гондатти сотрудничал в "Русских ведомостях” — газете либеральной интеллигенции, на страницах которой публиковали статьи известные естествоиспытатели, писатели, историки, юристы, в частности, В.О. Ключевский, Б.Н. Чичерин, А.Ф. Кони. Газетой были опубликованы такие статьи Гондатти, как "Новый торговый путь между Сибирью и Европой” и "Торговый путь А. М. Сибирякова между Сибирью и Европой”, а также многочисленные заметки о деятельности научных обществ, членом которых он состоял.

Благодаря должности ученого секретаря ОЛЕАЭ и увлечению экзотическими для России шелководством и чаеразведением, Гондатти много путешествовал, выполняя задания научных обществ. Он посетил шелковичные производства Сирии и Египта, не без риска совершил поездку в Фергану и Бухару. В 1891—1892 гг. по просьбе ученого общества он собирал коллекции и проводил наблюдения на древней родине шелка — в Китае и Японии, совершал поездки на далекие Цейлон и Новую Зеландию, путешествовал по странам Северной и Южной Америки. По возвращении в Москву Н. Гондатти с успехом выступал во многих аудиториях, делясь своими меткими наблюдениями и разнообразными впечатлениями.

В экспедициях и путешествиях полно проявились такие личностные качества Н. Гондатти, как исключительная работоспособность, самоотверженность, настойчивость и твердость в достижении цели, коммуникабельность, способность с легкостью, с юмором, переносить физические перегрузки и лишения. В университетских кругах сложилось устойчивое мнение о Н. Л. Гондатти как о способном преподавателе и талантливом ученом, обладавшем большим научным потенциалом и имевшим блестящее будущее. И сам Гондатти был убежден, что его будущее во многом определилось.

К ОГЛАВЛЕНИЮ