Добро пожаловать!
    
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт посвященному Дальнему Востоку России прошлое и настоящее

Глава 3. Основание Охотска

В 40-х гг. XVII в. промыслово-предприпимательское движение русских людей все сильное стало охватывать северо-восточные районы Азии. После москвитинцев на Охотском побережье в 1642 г. побывали служилые люди и  отряда Михаила Васильевича Стадухина. Поступим зимовье на р. Оймякон, они совершили поход на р. Охоту, о чем рассказал и расспросной речи служилый человек Андрей Горелый. 18 казаков и около 20 якутов, пройдя на конях через горы, обнаружили на Охоте густо населенную тунгусами местность и довольно большие аргиши (обозные оленные дороги). «...И они де по тем их аргишским дорогам ходили вниз той Охоты реки к морю...» «А после их на ту на Охоту реку служилых людей не послано пиково...»

Снова русские появились на Охотском побережье в 1645 г. То были люди Василия Даниловича Пояркова, известного землепроходца, совершившего первое в истории плавание по Амуру. Он служил письменным головой, то есть чиновником особых поручений, при якутских воеводах П. П. Головине и М. Б. Глебове.

До Якутска дошли слухи о даурских князцах Ботоге и Лавкае, «о многих пашенных людях, о серебряной руде и соболях добрых»1. В июле 1043 г. отряд В. Пояркова в 130 служилых и охочих людей вышел из Якутска. Ему предстояло идти на Зеш и Шилку (во владения князца Лавкая), привести тамошних жителей в русское подданство, «острожки поставить и совсем укрепить».

Однако сил у экспедиции хватило лишь на «проведывание» Приамурья. Через три года, в июле 1646 г., испытав в пути многочисленные трудности и потеряв большую часть отряда (из 130 человек вернулось лишь около 50), В. Поярков возвратился в Якутск.

Сначала путь отряда Пояркова шел вниз по Лене, затем вверх по Алдану — до Учура, от Учура — вверх по Гонаму. Оттуда землепроходцы, перейдя Становой хребет, достигли верховьев Брянты. По Брянте и Зее, после тяжелой зимовки в устье Умлекана (приток Зеи), попали на Амур. Совершив сплав к устью Амура, казаки здесь зазимовали. Летом 1645 г. Охотским морем на кочах добрались они до устья р. Ульи, нашли зимовье И. Москвитина, где провели третью зимовку. Весной поярковцы перешли в верховья Маи и по Мае, Алдану и Лене возвратились в Якутск2. Своими рассказами они подтвердили слухи о богатствах не только Даурии, но и Охотского побережья.

Летом того же 1646 г. из Якутска на Охотское море был отправлен отряд казачьего десятника Семена Андреевича Шелковинка из 40 человек. Якутские воеводы В. И. Пушкин и К О. Су- понев повелели экспедиции привести население тамошнего края в русское подданство и собирать ясак. А на Охотском побережье, по масштабам XVII в., жили многочисленные тунгусские роды3.

В этот край С. Шелковник явился по уже известному пути Лене—Алдану—Мае. С верховьев Маи участники похода перешли в верховья Ульи и спустились к ее устью. В середине мая 1647 гони встретили оставленных здесь В. Поярковым 17 казаков и промышленников во главе с Ермилом Васильевым (для сбереженья» одного тунгусского аманата Макагирского рода и сбора ясака).

После отдыха в зимовье объединенный отряд на кочах, оставленных В. Поярковым, поднимался морем на север и в конце мая прибыл к устью р. Охоты. Здесь, как пишут сами казаки (верояно преувеличивая), русские выдержали ожесточенное сражение с тунгусами, которых было более тысячи человек. После этого где-то в первой половине июня 1647 г, выше устья реки землепроходцы поставили ясачное зимовье.

Зимовье на Охоте сразу стало важным пунктом; отсюда совершались поездки вдоль морского побережья и по рекам впадающим в Охотское море. В своих «отписках» (донесениях) в Якутск казаки с самого начала жаловались что «иноземцы гораздо налягают» я «в земле ша гость великая есть». Когда же они услышали, что тунгусы собираются напасть на зимовье, «...круг зимовья поставили косой острог», то есть окружили его частоколом из бревен, верхние концы которых заострялись. Эта работа была завершена в 1649 г., когда С. Шелковникз уже че было в живых (его убили в стычке с тунгусами)4. Гак вози их Охотский острог я дальнейшем сыгравший значительную роль в судьбе дальневосточных окраин Российского государства.

Судя по рассказам землепроходцев, на их опорный пункт продолжали нападать «немирные» тунгусы. Весной 1652 г. нм даже удались прогнать казаков, освободить аманатов и сжечь острог. Он был восстановлен летом 1653 г. отрядам якутского сына боярского Андрея Булыгина, одержавшего победу в стычке с тунгусами5.

Но место для острога выбрано было неудачно: его часто затопляло при разливе реки. Поэтому в 1665 г. острог перенесли ещё ближе к морю, его поставили в семи верстах от берега.

Центр русской государственной власти в обширном Охотском крае постепенно отстраивался. Сохранилось его подробное описание, сделанное в 1666 г, Теперь это был «Охоцкой город рубленой». Бревенчатые стены соединялись «косым углом». Длина их составляла 43 сажени печатных, высота — без малого 2 сажени. Над стенами высились две башни, одна высотой около двух саженей, другая — три с половиной, «о четырех боях». В городе были «государев онбар казенный» с двумя отделениями («о двух жирах»), изба приказных людей, изба большая для казаков, две избы для содержания аманатов, караульное помещение и поварня. Городские ворота запирались замком висячим «с пробоями и с ключом». Подобные же замки были и у аманатских изб6.

Город долго сохранял примерно такой вид. Из описания 1686 г., сделанного якутским сыном боярским Иваном Крыжановским, выясняется, что башни воротная и угловая были трехэтажные («о трех житьях»). Приказных изб, поставленных прямо у стены («в острожке в стене»), стало две. Прибавилась изба «для прибылого караулу». Появилась постройка за стенами города — амбар с запасами рыбы и юколы для «аманатцкого корма»7.

На новом месте город стоял 23 года. Но в 1688 г. казаки оставили его, поскольку строения и здесь подмывались водой, и построили новый город, уже совсем близко к морю — в трех только верстах от устья Охоты, на ее изгибе. Город «рубленый, кругом 35 сажень печатных, вышиною 5 сажень, с двумя башнями: одна вышиною 5 сажень, а другая 3 сажени»8.

Ко времени приезда сюда Витуса Беринга (октябрь 1726 г.) в остроге было 11 дворов со строениями. Русские жители, коих было около трех десятков человек, имели «пропитание от рыбы и от коренья больше, нежели от хлеба». Судя по краткому описание 1731 г., острог потерял военное значение, его оборонительные сооружения пришли в ветхость к не возобновлялись. «Охоткой острог рубленой в заплот, ветхой. Во оном остроге в восточной стороне проезжая башня, ветхая, без верху. Подле той башни, в полуденной стороне, три избы черные, ветхие, где живут комиссары. В том же остроге амбар двоежирной, где кладетца всякая казня»9.

В остроге жили одни служилые люди во главе с комиссарами, присылавшимися из Якутска (в то время Охотское побережье входило в состав Якутского уезда). Их усилиями, а обширном крае медленно и без больших эксцессов устанавливался российский государственный правопорядок. Казаки постепенно входили в контакт с местным населением, разъезжали по стойбищам, собирали государев ясак мехами и ежегодно отправляли ого в Якутск.

Небольшой Охотский острог, которому подчинялось все Охотское побережье, был самым дальним и самым восточным русским населенным пунктом. Сторожевые функции, которые выполняли его служилые люди, придавали острогу значение своеобразного форпоста, имеющего оборонное значение на новых рубежах Россия.

Позднее эта роль Охотска еще более усилится.

Со временем изменилось название моря, на берегу которого стоял Охотский острог. Это связано с пребыванием на Анадыре известного землепроходца, якутского казачьего десятника Михаила Стадухина. С отрядом из охочих людей в феврале 1651 г. М. Стадухин пошел сухопутьем на юг и в начале апреля прибыл к берегам р. Оклан (Аклан). Потом по Оклану и Пенжине вышел в Охотское море и через три дня оказался в устье р. Гижиги. Здесь он и построил острожек, но вскоре перебрался на р. Тавангу, а оттуда — на Емову. В конце лета 1653 г. Стадухин пришел к устью р. Тауй, где в сентябре заложил новый острожек и занялся сбором ясака с местного населения. Летом 1657 г. он с отрядом появился на Охоте.

Выйдя к морю по Пенжине в 1651 г., М. Стадухин «Ламское» море И. Москвитина назвал «Пенжинским» (это название больше относилось к северной части моря). На некоторых картах 1733— 1745 гг. оно называлось «Камчатским». Лишь в середине XVIII а. за ним окончательно утвердилось название «Охотское» — по Охотскому острогу, в то время основному российскому порту на Тихоокеанском побережье10.

К ОГЛАВЛЕНИЮ