Добро пожаловать!
    
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт посвященному Дальнему Востоку России прошлое и настоящее
 Управляющему Владивостокской конторой треста «Сахалиннефть». Экономиста по труду Верченко М. В. 15-08-2013, 14:41 |

Управляющему Владивостокской конторой треста «Сахалиннефть».

Экономиста по труду Верченко М. В.

Исключительно важности рейс зафрактованного нами парохода «Сахалин» оакзался невыполним в следствии ряда аварий, происшедший на протяжении 77-дневного плавания, незакончившегося полной гибелью судна, людей и грузов только благодаря хорошей работе спасательной экспедиции и радиотехников пароходов «Сахалин» и «Свердловск».

Оставляя вопрос о причине пожара, произошедшего 12/ - с. г. на разрешение подлежащих следственных органов, считаю своим долгом довести до вашего сведения о нижеследующем:

1. Во время посадки на проход 26/х – 32 г. в числе багажа тов. Мищенко К.Ф. в его каюту был поставлен ящик спирт, с самого момента отхода из Владивостока в верхних каютах 1-го класса, где помещались тов. Миеко, Егоров и Туманов. Началась пьянка, продолжавшаяся в течении всего времени пути до Кайгана. Действие спирта, однако распространялась нетолько на перечислены ответ-работников, а проникало в Комсостав и команду парохода, подтверждением тому может служить факт, что 5/12 на рассвете оказалось, что мы прошли мимо Кайгана миль на 20 дальше при совершенно тихой погоде и ясной ночи. Пришлось возвращаться обратно, далее когда выяснилось, что параход должен следовать на Москалёво, идя туда и находясь по определению капитана милях в 40 от Москалёво пароход застрял в плотной туче, работы по освобождению из тчи велись крайне вяло, чувствовалось беспечность и весёлое настроение среди Комсостава и работавшей команды.  Чтобы освободится из тучи потребовалось около 2-х суток, при чём попыток исследовать толщину льда впереди сделано небыло. А обкладывали его только чтобы развернутся и идти обратно. Вернувшись на Кайган стояли там в ожидании возможности выгрузки около 3-х суток. Здесь Мищеко и компания не прекращали выпивки и возможно, что время когда можно было на Владивосток и попав под циклон пароход потерял плавучие средства и повернул в Японию. Во время стоянки в Отацо 19/12 в каюте актёров пьянствовали, пели и ругались до 2-х часов ночи не смотря на то, что на борту находились японские полисмены: в этой пьянке участвовали: Мищенко, Туманов, капитан и актёры, выпивка состояла не только из спирта но было и вино, привезенное с берега вместе с фруктами и шоколадом. Нас удивляло то обстоятельство, что валюта на эти расходы была кем то отпущена. Перед отходом из Отаро пароход посетила группа военных и штатских японцев, перед ними Мищенко плясал гопака и кувыркался. Трезвый и нормальный ответработник этого не сделал бы. По приходу в Хокодате  на берег съезжали Мищенко, Туманов, кузнецов Завпод и некий Соколов из числа актёров.

Возвращались в пьяном виде и с покупками, очевидно валюты хватало. Когда 26/12 над ремонтирующим катером всплыл* навес из брезента и получилось огромное пламя, а на противоположном берегу стояли бочонки с бензином, поднялась сильная паника не только среди пассажиров, но и среди команды. Капитан и два его помощника, а так же механик и старшина команды были на берегу. Пожарная система оказалась в полном беспорядке, команда не знала, кому за что браться.  Силами пассажиров, самих работающих у катеров японцев и команды пожар был ликвидирован довольно быстро. 

Казалось, что после этого должны быть устранены недочёты в противопожарных мероприятиях, однако когда произошёл последний катастрофический пожар, картина получилась та же, что и при первом пожаре: ни один огнетушитель не действовал, шланги были не на местах, ведёр небыло и т. д. Эти факты говорят о том, что помимо администарции на пароходе не было никого кто бы в качестве заинтересованного лица настоял на устранении столь важных недочётов. Между тем тов. Мищенко в течении всего времени плавания занимал на пароходе положение администратора – хозяйственного и оказывал своё влияние не только на пассажиров, но и командный состав и команду, это качество надо принять за ним, хотя оно и дало обратные результаты. 

Конец 31/12 – в 11 час. Мы вошли за пределы пота Хакодате и остановились для встречи наступающего 1932 года. Состоялось общее собрание команды и пассажиров, после выступления капитана Мищенко была записана резолюция «С честью завершить рейс, не допустить производственного  прорыва на охинских промыслах» и т. п. осле собрания предложен был ужин. В столовой классного отделения собравшиеся для пассажиры долго ждали появление «головки» для которой накрыт был отдельный стол. Наконец «головка» появилась в довольно оживлённом виде. И тут же Мищенко предложил качать капитана, остальные из «головки» подхватили и качнули. Затем вся головка удалилась, а пассажиры съели предложенный  винегрет и разошлись по каютам.

Потом пассажиры передавали друг другу, что в каютах Мищенко и компания встреча нового года продолжалась до последнего утра.

Не мупоминая подробностей плавания до 11/1 – ничем особенным неознаменованного – останавливаюсь а этом числе как на кануне катастрофы. В этот день пароход шёл хороший и говаривали, что находимся мы как раз против Кайгана милях в 40 от последнего. После обеда выяснилось достать из трюма продукты питания, и попутно достали новый ящик со спиртом. Вчером того же дня, в верхних каютах, занимаемой «голвкой»  заговорили в повышенном тоне. И я пошёл в командный кубрик заменить книгу (там библиотека) я столкнулся с боцманом, едва державшимся на ногах, до тог он был пьян. В то время я лично не придал этому никакого значения, так как пьяные в нашем пароходе были обычным явлением. Ложась спать часов в 11 мы сыхали пение «Виктроллы» купленной в Японии.

В 5 ½ ч. утра 12/1 нас разбудила соседка по каютам криком "мы горим" в откытую дверь каюты валил дым. Выбежали на палубу в сторону кормы. Первое, что мне борсилось в глаза – это капитан без шапки, в одном новом костюме (купленном в японии) бгающий из стороны в сторону по палубе, затем команда и пассажиры, мечущиеся в панике. Оказалось, что нашли 3 ведра, бегали в поисках каких то шлангов, открыли трюмы №3 достали из груза новые вёдра, после чего живым конвейером можно было подавать воду, из этого же трюма решили извлечь весь корбит. Каюты левого коридора по прядку загорелись одна за другой и пошло не менее 4-5 часов прежде чем огонь охватил верхнюю часть надстройки и одновременно пошёл по правой стороне. Были попытки со стороны классных пассажиров спасать свои пожитки, но капитан лично заявил, что будет расстреливать за это. Когда огонь начал угрожать кунгасам  и их не удалось сдвинуть на лёд, а следовательно  кормовая надстройка очутилась в непосредственной опасности, последовало распоряжение пассажирам, в первую очередь женщинам и детям, а затем больным и слабым мужчинам переходить в насосную часть, при чём первая партия женщин и детей успела пройти через спардек после чего верхняя его часть начала гореть и остальные надо было спускаться на лёд и по льду переходить к носу, где был спущен верёвочный трап. Однако одному мне удался переход и то с паданьем в воду. Т. к. небольшие льдины довольно быстро относило от судна. Остальные вернулись на корму и позже перебрались по успевшему достаточно остыть левому коридору.

Когда я попал в жилое помещение  носового трюма (левый носовой твиндек) где уже разместилась часть пассажиров, мне бросилось в глаза, что т. т. Мищенко и завпрод Николайчук выпивают и закусывают, рядом лежит одна из актрис и из под подушки подаёт им выпивку и закуску, словом картина чисто смейная. Во всё время действия огня Мищенко – находился в безопасном месте не участвуя в работе по спасению судна и лишь на –й** день принялся руководить работами по извлечению из трюма сгоревшего и уцелевшего груза. Надо отдеть справедливость работающим пассажирам он командовал очень энергично, лишая пищи тех кто по тем или иным причинам в работе не участвовал, с усталостью не считаясь. Надо отметить, что в течении всего времени бушевания пламени завсегдатаи компании Мищенко Кузнецов, Туманов, Егоров работали наравне со всеми. Пример самоотверженной работы при тушении показал старпом, ушедший со службы по личному желанию то час по окончании пожара.

Вот вкратце то, что происходило на этом злополучном пароходе, пострадавшем по моему глубокому мнению не от одной непреодолимой стихии, но так же и потому, что капитан его, а так же ревизор, он же секретарь Комячейки, попали под бурное влияние нашего ответработника Мищенко. Считаю нужным отметить так же, что т. Кузнецов В.М. член партии и с большим  стажем, человек по существу неплохой, участвовал в пьянках и не пытался переломить разложившуюся натуру Мищенко, вся зазорность поведения которого бросалась в глаза каждому.

20.02.33 г. Владивосток


* Так в документе

** Так в документе

 

Источник: ГАХК Ф.П.2 Оп. 1 Д. 483 Л. 74-75 Копия

Публикуется с сохранением оригинальной орфографии и пунктуации.


 
Разместил: Палыч

Комментарии