Добро пожаловать!
    
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт посвященному Дальнему Востоку России прошлое и настоящее
 Дальневосточные пограничники в годы второй мировой войны. 20-07-2013, 16:12 |

Деятельность Пограничных войск по пресечению разведывательной и террористически-диверсионной деятельности японских спецслужб.

 

В апреле 1941 г. Япония заключила с СССР пакт о нейтралитете. В условиях расширения масштаба второй мировой войны в Европе и милитаризации Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе, пакт явился для СССР возможностью стабилизировать советско-японские отношения, упрочить безопасность дальневосточных рубежей и передислоцировав часть вооруженных сил к западной границе СССР. Японское правительство предполагало таким образом пресечь помощь СССР Красной армии Китая, а так же способствовать углублению противоречий между СССР, Великобританией и США. Пакт о нейтралитете должен был убедить правительство СССР в миролюбивой политике Японии и подтолкнуть СССР к ослаблению обороны дальневосточных границ.

Так, договор держав оси «Берлин – Рим – Токио» от 11 декабря 1941 г. и военное соглашение от 18 января 1942 г. предусматривали разграничение зон военных действий, широкое сотрудничество в ведении экономической войны, обмен информацией, установление воздушных и морских коммуникаций по соглашению держав оси от 18 января 1942 г. в сферу действия Японии входили все территории и воды к востоку от 70 градуса восточной долготы, включая бассейн Тихого океана, Австралию, часть Северной Америки, Западную и Восточную Сибирь, Забайкалье, Дальний Восток СССР. [4, c25]

Напряженная ситуация на границе советского Дальнего Востока к моменту начала Великой Отечественной войны была нестабильной, о чем свидетельствуют содержание многочисленных докладов заместителя наркома внутренних дел СССР генерал-лейтенанта И.И. Масленникова, справки от командования Забайкальского, Приморского и Хабаровского пограничных округов, сообщениях НКВД СССР в НКИД СССР о провокационных действиях в приграничном пространстве СССР и Китая и другие документы.

25 июня 1941 г. министр иностранных дел Японии Мацуока на совместном заседании представителей Генерального штаба и правительства заявил о необходимости в отношениях с СССР «либо пролить кровь, либо заняться дипломатией.»[17, c126]. 5 июля 1941 г. правительством Японии принят план «Кантокуэн», предусматривавший сосредоточение у границ СССР в Маньчжурии сил вторжения. Начало боевых действий планировалось на август 1941 г. 7 июля император Японии санкционировал проведение мобилизации для войны с СССР. К августа 1941 г. была проведена мобилизация первой очереди, в ходе которой численность японской Квантунской армии возросла до 881 тыс. чел. [48, c396]. Главные силы армии расквартировывались вблизи границы.

Героическое сопротивление войск РККА против немецко-фашистских войск, активные меры по укреплению обороноспособности советского Дальнего Востока, а так же успех вооруженных сил СССР в советско-японских конфликтах около оз. Хасан (1938 г.) и р. Халхин-Гол (1939 г.) показал высокую боеспособность РККА и Пограничных войск. Данный фактор способствовал отказу императорской ставки 9 августа 1941 г. от нападения на СССР и переносу его на лето 1942 г. [48, c398] Но, несмотря на это японское руководство, сохраняло агрессивный курс в отношении советского Дальнего Востока, что можно проследить на основе анализа содержания приказа ставки Императора от 3 декабря 1941 г. № 578 командующему Квантунской армией: «В соответствии с принятым 3 декабря решением о начале войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Голландии направляем приказ ставки командующему Квантунской армией о подготовке к войне против Советского Союза»[4, c24]. После побед в боях против американских, английских и голландских войск на Тихом океане в период конца 1941 – начала 1942 гг. японское правительство уже с весны 1942 г. усилило военные приготовления для нападения на СССР.

Япония связывала осуществление своих планов в отношении СССР с крупномасштабными победами Германии на советско-германском фронте: в октябре – ноябре 1941 г. – в битве за г. Москву, а в 1942 г. - в битве за г. Сталинград. К середине июля 1942 г., генеральный штаб сухопутных войск Японии разработал план действий против войск Дальневосточного фронта под наименованием «Операция № 51», по которому намечалось нанесение двух наступательных ударов по захвату Приморья и участка Транссиба в Забайкалье. Для осуществления данной операции предусматривалось развертывание в приграничье 30 пехотных дивизий, 1 танковой армии, нескольких пехотных и смешанных бригад, 2-й воздушной армии общей численностью в 1 200 тыс. чел, 1 тыс. танков, 1400 боевых самолетов, 5500 орудий. [53, c189]. Однако после ликвидации войсками Сталинградского и Донского фронтов в январе 1943г. группировки немецко-фашистских войск, вера правительства Японии в силу Вермахта была утрачена. 6 марта 1943 г. японский посол в Берлине по поручению правительства Японии сообщил, что для Токио невозможно вступить в войну с СССР. На протяжении всего периода второй мировой войны Япония укрепляла взаимоотношения с союзниками в рамках фашистского блока.

Политика Японии на Дальнем Востоке являлась поддержкой политики Германии и ее союзников в Европе. В Маньчжурии интенсивно строились укрепленные районы, возле границы с СССР расквартировывались крупные воинские контингенты Квантунской армии. Регулярными стали тактические учения сухопутной армии и ВМФ Японии. Приграничная полоса заселялась японскими резервистами, большая часть коренного населения эвакуировалась вглубь территории Китая. В приграничье организовывались учебные центры для диверсантов, в основном из числа китайцев, ранее живших в СССР, орочей, нанайцев, корейцев, японцев и русских эмигрантов.

С вступлением во вторую мировую войну СССР, возросла активность японской разведки, исследовавшей систему охраны и прикрытия границы СССР для сбора информации о готовности советских вооруженных сил к обороне Дальнего Востока. С 1943 г. внимание уделялось военным мероприятиям советского командования на Дальнем Востоке, сбору сведений о характере грузов, перевозимых с запада на восток, состоянии вооруженных сил и Пограничных войск СССР на Дальнем Востоке, строительстве военных объектов и дорог. Кроме того, Япония снабжала Германию разведывательной информацией, поступавшей из японского посольства в Москве и других источников, сведениями об экономическом и военно-стратегическом положении СССР.

В 1942 г. японская разведка проявляла интерес к приханкайскому направлению, где согласно плану войны против СССР следовало начать наступление. Из 273 заданий агентам, задержанным пограничниками в 1943 г., 152 задания касаются разведки вооруженных сил СССР на Дальнем Востоке на глубину до 150 км от границы, строительство новых военных объектов и дорог.[10, c165]

Агентурные сведения японские спецслужбы перепроверяли при помощи радиотехнической, авиационной и морской разведки. Самолеты ВВС Японии систематически вторгались в воздушное пространство СССР на значительную глубину – до г. Владивосток и Нерчинского Завода; во второй половине 1941 г. имело место 49 подобных случаев, в 1942г. – 80 случаев.[53, c189]. О преднамеренности полетов свидетельствовало то, что они осуществлялись в хорошие погодные условия и проходили над районами военного строительства. В приграничном пространстве Маньчжурии и Кореи было увеличено количество пунктов технической разведки, предназначенных для перехвата радио- и телефонных переговоров.

В 1941-1942 гг. японские спецслужбы усилили разведывательно-диверсионную деятельность на морских коммуникациях в нейтральных и советских территориальных водах. Советские транспорты в Корейском проливе задерживались и досматривались японскими военными. Так, с 1 декабря 1941 г. по 10 апреля 1945 г. было зафиксировано до 200 незаконных задержаний. [48, c401]

Японское правительство неоднократно заявляло необоснованные протесты правительству СССР, провоцировала пограничные инциденты на суше, море и в воздушном пространстве, незаконные переходы через линию государственной границы. Так, только за второе полугодие 1941 г. японские военнослужащие и маньчжуры-полицейские 10 раз обстреливали советские пограничные наряды, территорию, 5 раз пытались осуществить захват пограничников. В 1942 г. пограничники задержали 222 японских агента (из них: 52 чел. – направлены органами спецслужб, 119 чел. – особыми отделами погранично-полицейских отрядов, 32 чел. – полицейскими органами, 13 чел. – органами жандармерии, 6 чел. – командирами войсковых частей). За тот же период имело место 16 случаев обстрела территории и граждан СССР. [48, c400]. В период с ноября 1941 г. по январь 1943 г. в Приморье было зарегистрировано более 500 диверсионных вылазок и переходов сухопутной границы СССР подразделениями японской армии. Нарушители открывали огонь по советским пограничникам и местным жителям. В 1943 г. только на линии границы, расположенной в пределах Хабаровского края, было зафиксировано 414 нарушений, а в 1944 г. – 144 и 39 случаев обстрела советской территории [17, c129].

Сложной обстановка была и в приграничье СССР, где скрывались лица, уклонявшиеся от призыва в РККА, беглые заключенные, контрабандисты и уголовники. Германская и японская разведки стремились использовать эти обстоятельства в своих интересах. Для недопущения поводов со стороны СССР для развязывания вооруженных провокаций Пограничным войскам дальневосточных округов в 1941 г. были даны указания о запрете открывать огонь, кроме случаев сопротивления пограничникам уже на территории СССР.

Учитывая возможность японской агрессии, советское правительство в 1941 – 1945 гг. было вынуждено держать на Дальнем Востоке крупные воинские контингенты (до 59 дивизий), поддерживать постоянную боеготовность Пограничных войск Дальнего Востока и не могло начать массовую переброску воинских контингентов с Дальнего Востока на действующий фронт, преобразовав при этом войска РККА и части НКВД, расквартированные на дальневосточной границе в Дальневосточный фронт. [48, c399]

В этих условиях основным гарантом безопасности дальневосточной границы стали боеспособные Пограничные войска СССР еще в конце июня 1941 г. приведенные в состояние повышенной боевой готовности. Государственную границу СССР на Дальнем Востоке протяженностью 19 732 км охраняли пограничные войска трех округов – Забайкальского, Хабаровского и Приморского. [10, c167]/

Основные задачи Пограничных войск по охране дальневосточной границы в условиях войны сводились к усилению охраны границы, борьбе с разведывательной, диверсионной, повстанческой и подрывной деятельностью разведки противника на границе и в приграничье. Пограничникам так же ставились задачи ведения разведки противника в интересах военного командования, формирования из состава Пограничных войск воинских подразделений для действующего фронта, подготовки Пограничных войск к действиям в условиях вторжения регулярных войск противника на охраняемых участках границы.

Пограничники одновременно с несением службы участвовали в создании системы обороны из опорных пунктов, - окопов, блиндажей, дотов, дзотов, блокгаузов. В приграничной полосе создавался глубоко эшелонированный оборонительный рубеж. Большую помощь в охране государственной границы сухопутным пограничникам оказывали пограничные катера Амурской речной флотилии и пограничной охраны НКВД на Тихом океане.

В августе 1941 г. был сформирован резерв начальника войск Краснознаменного Дальневосточного военного округа – 49-й стрелковый полк под командованием подполковника И.М.Павловича, основу которого составили пограничники, имеющие боевой и чекистский опыт службы.

На линии границы силами Дальневосточного пограничного округа выставлялись новые посты и заставы. В конце 1941 г. 165 береговых пограничных постов Хабаровского и Приморского округов были переформированы в пограничные заставы с увеличением количества личного состава; в эти районы были введены 62 пограничных катера, а из имевшихся в различных подразделениях одиночных катеров сформировано 12 групп. Из-за осложнения обстановки на границе с Маньчжурией в марте 1942 г. в было выставлено на границу дополнительно 13 новых пограничных застав с личным составом в 2812 чел. [10, c168].

Заставы, расположенные на важных направлениях, получали для вооружения новые образцы автоматического оружия. Так же стоит отметить наличие в пограничных войсках дальневосточных округов системы хорошо организованной боевой учебы. Благодаря этому на дальневосточной границе в годы Великой Отечественной войны сформировалась школа мастеров пограничной службы: И.Разумный (77 задержаний), И.Горолатов (10 задержаний) и др.

Необходимость в наличии квалифицированных специалистов способствовали увеличению боевой выучки военнослужащих Пограничных войск. Так, только за 1942 г. в Кумарском пограничном отряде было подготовлено 128 ручных и 28 станковых пулеметчиков, 94 снайпера, 170 автоматчиков, 96 минометчиков, 64 бронебойщика, 75 истребителей танков [54, c29]. Практиковалась и стажировка пограничников на действующем фронте. Всего за время войны стажировку на фронте прошли 192 снайпера – пограничника, уничтожившие 1250 солдат противника. Отличившиеся 48 из них были удостоены правительственных наград.

Итогом перечисленных мер по увеличению боевой готовности Пограничных войск Дальнего Востока в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. стало создание надежной системы охраны границы. Так, за указанный период пограничники задержали 10 810 нарушителей границы, из них - более 1,5 тыс. агентов противника, пресечена деятельность ок. 9 тыс. уголовных элементов и контрабандистов.[10, c170].

Дальневосточный фронт стал базой для создания и обучения резервов для действующей армии. Здесь были сформированы, подготовлены и отправлены на фронт 23 дивизии (16 стрелковых, 4 танковые, 2 кавалерийские, 1 моторизованная), 19 бригад (3 воздушно-десантные, 3 стрелковые, 13 артиллерийских), сотни маршевых рот, батарей и команд, авиационные части, большое количество боевой техники, а так же более 1 млн. солдат и офицеров Около 28 тыс. чел. отправились на фронт в составе частей и подразделений Пограничных войск. [10, c169].

В сражениях октября 1941 г. на Бородинском поле под Москвой участвовала 32–я стрелковая дивизия под командованием полковника В.И. Полосухина, сформированная в своей основе из дальневосточных пограничников. Маршал СССР Г.К.Жуков позже вспоминал: «В битве за Москву ряд пограничных полков вместе с частями Красной Армии насмерть стояли на Волоколамском, Можайском, наро-фоминском, малоярославецком направлениях». [53, c160]/

Именно формирования 82-й мотострелковой, 32-й, 78-й, 50-й, 108-й и 144-й стрелковых дивизий из состава Сибирского ВО и КДВО, переброшенные скоростными эшелонами с востока на запад СССР, в октябре 1941 г. способствовали перелому хода сражения за г. Москву и приобретению стратегической инициативы командованием РККА: «Советская Армия гнулась и тянулась, но не ломалась,… В то время как Ландсеры [в переводе с нем. «земляки»] прижимались друг к другу в надежде согреться в суровом российском холоде, Советы перебросили войска от китайской границы, призвали огромное количество новых солдат и сплачивались для контрнаступления». [56, c155].

В ноябре 1942 г., в критические моменты Сталинградской битвы и битвы за Кавказ, из бойцов и командиров Приморского, Хабаровского, Забайкальского, Среднеазиатского пограничных округов и частей внутренних войск НКВД была сформирована 70-я армия (ок. 28,5 тыс. пограничников). Три дивизии – 102-я Дальневосточная, 106-я Забайкальская и 162-я Среднеазиатская были полностью укомплектованы пограничниками.[53, c160]

В период с 8 по 17 марта 1943 г. 102-я Дальневосточная стрелковая дивизия вела бои в составе 70-й армии Центрального фронта под г. Курск. 16 сентября 1943 г. 102-я дивизия участвовала в форсировании р. Десны и освобождении г. Новгород-Северский. В ознаменование одержанной победы ей в числе особо отличившихся соединений была объявлена благодарность и присвоено почетное наименование – Новгород-Северская, а ок. 1500 бойцов, сержантов и офицеров дивизии награждены орденами и медалями. Дивизия участвовала в форсировании рек Десна, Снов, Сейм, Сож, Днепр и Березина, уничтожила 10 500 солдат и офицеров противника. [17, c143]. За отличия в этих операциях 102-я Дальневосточная стрелковая дивизия была награждена орденом Красного Знамени. Летом 1944 г. личный состав 102-й Дальневосточной стрелковой дивизии участвовал в разгроме вражеской группы армий «Центр» и ликвидации т.н. «Бобруйского котла». За успешные действия она была награждена орденом Суворова II степени.

Дивизия окончила боевой путь в Восточной Пруссии в составе войск 2-го Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза К.К.Рокоссовского, где участвовала в разгроме вражеской группировки в районе Мазурских болот, за что и была награждена орденом Ленина. К завершению Великой Отечественной войны дивизия получила наименование 102-й Дальневосточной, Новгород-Северской, ордена Ленина, ордена Суворова, Краснознаменная стрелковая дивизия.

В составе 70-й армии Центрального фронта с февраля 1943 г. сражалась 106-я Забайкальская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора С.И.Донскова. Дивизия участвовала в освобождении г. Орел в ходе Курской битвы. Тогда, урон, нанесенный немецко-фашистским войскам соединениями 70-й армией Центрального фронта, составил более 20 тыс. чел., ок. 200 танков, 70 самолетов.[53, c160]. Личный состав дивизии позже принимал участие в форсировании рр. Десна, Днепр.

Большую роль в поддержании боеготовности личного состава Пограничных войск на Дальнем Востоке играла воспитательно-идеологическая работа. Решением ЦК ВКП (б) от 24 мая 1943 г. в пограничных частях создавались первичные партийные организации в батальонах и равных им подразделениях. Большое количество пограничников являлось членами ВКП (б) и ВЛКСМ. Так, в 1944 г. партийная прослойка в Джалиндинском отряде составляла 36 % к списочному составу. Подобная обстановка была характерна и для других пограничных отрядов.

Значительное место в системе воспитательно-политической работы среди личного состава Пограничных войск СССР на Дальнем Востоке занимала деятельность коллектива газеты «Пограничник на Амуре». Первый номер «Пограничника на Амуре», набранный в типографиях Благовещенского и Ленинского пограничного отряда вышел 10 июля 1943 г. Позже номера газеты набирались в редакции «Пограничника на Амуре» в г. Хабаровске, куда завезли требуемое типографское оборудование, и выходили два раза в неделю.

Содержание материалов газеты в годы Великой Отечественной войны включало приказы и распоряжения командования, статьи о подвигах дальневосточников в действующей армии и на дальневосточной границе, сводки и письма военных корреспондентов, исторические заметки, художественные произведения патриотической тематики и т.д.

Дальневосточные пограничники принимали активное участие в материально-экономической помощи действующей армии. Так, в 1941 – 1945 гг. они приняли активное участие в массовом социалистическом соревновании по созданию фонда обороны СССР. Свыше 19 млн. руб. поступило в государственный бюджет от реализации среди пограничников, членов их семей и вольнонаемного состава трех государственных военных займов и четырех денежно-вещевых лотерей. С июня 1941 – по декабрь 1944 гг. дальневосточные пограничники собрали в фонд обороны более 3 млн. 800 тыс. руб. деньгами и внесли облигаций Государственных займов на сумму 5 млн. 500 тыс. руб. Участвуя в добровольном сборе средств на создание боевой техники для РККА, пограничники пожертвовали более 4 млн. руб., в т.ч. 2 млн. 300 тыс. руб. – для постройки авиаэскадрильи «Хабаровский чекист» и свыше 1 млн. руб. – на постройку танковой колонны [53, c160].

Таким образом, деятельность дальневосточных пограничных округов в годы Великой Отечественной войны имела большое значение для осуществления интересов внешней политики СССР в Азиатско-Тихоокеанском регионе, способствовала обеспечению безопасности обороноспособности государства на Дальнем Востоке от посягательств провокационных и разведывательно-диверсионных акций иностранных спецслужб.

 

Дальневосточные пограничники в период разгрома милитаристской Японии.

 

Для осуществления своих интересов во внешней и внутренней политике в дальневосточном регионе Правительство СССР уже в ходе Тегеранской конференции 1943 г. дало согласие на участие войск РККА в борьбе США и Великобритании против милитаристской Японии. Данные обязательства были подтверждены СССР в ходе Ялтинской конференции 1945 г. стран - участниц антигитлеровской коалиции, а 5 апреля 1945 г. правительство СССР денонсировало пакт о нейтралитете с Японией.

Открытие военных действий СССР против Японии ускорило окончание второй мировой войны в Азиатско-Тихоокеанском регионе и способствовало обеспечению безопасности дальневосточных границ СССР. Для реализации поставленной цели в октябре 1944 г. на Дальний Восток откомандировывается командующий 3-м Прибалтийским фронтом, генерал армии И.И.Масленников, с задачей инспекции дальневосточных пограничных округов и организации разведывательной деятельности в приграничной полосе. [48, c411-412].

Подготовка вооруженных сил СССР к кампании на Дальнем Востоке началась после завершения Великой Отечественной войны против фашистской Германии и ее саттелитов. Свое завершение она получила в приграничных районах Забайкалья, Приамурья и Приморья, на Сахалине и Камчатке, где государственную границу СССР протяженностью 19 732 км. охраняли Пограничные войска трех дальневосточных округов – Забайкальского, Хабаровского и Приморского. [48, c 405].

Условия ведения наступательных операций на Дальнем Востоке расходились с методами ведения войны против немецко-фашистских войск. Военные действия на материке (Маньчжурия, Внутренняя Монголия, Северная Корея) охватывали территорию более 1 млн. кв. км. На фронте протяженностью ок. 5 тыс. км. и на глубину 600-800 км. войскам Дальневосточного фронта противостояла Квантунская армия. В Маньчжурии, на Южном Сахалине и Курильских островах к августу 1945 г. японская сухопутная армия структурно имела ок. 50 дивизий и 27 бригад, ВВС – ок. 2 тыс. самолетов. Общая численность японских и подконтрольных им войск в Маньчжурии и Северной Корее составила 1 300 тыс. чел. Вдоль линии государственной границы японскими войсками было создано 17 укрепленных районов, свыше 4,5 тыс. долговременных огневых сооружений [17, c165].

Для обеспечения успеха наступательной операции Ставка Верховного Главнокомандования в мае – июне 1945 г. осуществила стратегическую перегруппировку соединений и оперативных объединений с запада в приграничные районы Дальнего Востока. В то же время осуществлялась значительная перегруппировка войск вдоль границы.

Для проведения Маньчжурской операции против Квантунской армии в на Дальнем Востоке были развернуты три фронта - Забайкальский (командующий Маршал Советского Союза Р.Я.Малиновский), 1-й Дальневосточный (Командующий Маршал Советского Союза К.А.Мерецков), 2-й Дальневосточный (командующий генерал армии М.А.Пуркаев) фронты, включавшие 11 общевойсковых армий, 1 танковую армию, конно-механизированную группу, 3 воздушные армии.

Поддержку сухопутным войскам оказывали оперативные формирования Приморского, Хабаровского и Забайкальского пограничных округов, соединения ПВО, Тихоокеанского флота и Краснознаменной Амурской флотилии. Общая численность сил РККА и ВМФ, приготовленных для участия в кампании против вооруженных сил Японии и Маньчжоу-Го была определена в 1 747 тыс. чел., 5250 танков и САУ, ок. 30 тыс. орудий и минометов, ок. 5 тыс. самолетов, 2 крейсера, 1 линейный корабль, 12 эсминцев, 78 подводных лодок, 450 других боевых кораблей. [7, c76]. В результате на момент вступления СССР в войну против Японии, советская наступательная группировка превосходила противостоящую ей японскую Квантунскую армию по численности личного состава – в 2 раза, артиллерийских орудий – в 4 раза, танках и САУ – в 7 раз, в самолетах – в 2,5 раза. [17, c165].

Прибывший в пограничные районы с запада и тыловых районов СССР личный состав РККА, будучи незнакомым с особенностями пограничного режима часто нарушали режим границы. Инженерные работы формирований РККА на границе и в приграничье по подготовке исходных районов для наступления, рейды рекогносцировочных групп и иные мероприятия, связанные с подготовкой к наступлению влияли на обстановку в приграничье.

Фактором, определяющим характер обстановки на дальневосточной границе являлась шпионо-разведывательная и диверсионная деятельность спецслужб Японии и Маньчжоу-Го. Агенты, работающие под прикрытием различных специальных служб, стремились разведать планы командования РККА и осуществляли дезинформацию с целью скрыть проводимую весной-летом 1945 г. перегруппировку сил Квантунской армии и инженерное оборудование узлов обороны вдоль линии границы.

После официального заявления правительства СССР о денонсации пакта о нейтралитете, в приграничье Китая и Кореи личный состав погранично-полицейских постов частью был сменен японскими военнослужащими. Увеличилось количество наблюдательных пунктов, с которых круглосуточно велось наблюдение за территорией СССР.

Первого июня 1945 г. на территории Маньчжурии было введено военное положение, по которому на базе вооруженных сил Японии и Маньчжоу-Го в пограничных провинциях Маньчжурии проведены военно-мобилизационные мероприятия среди японских резервистов. В ходе мероприятий было призвано до 100 тыс. чел, большая часть которых прошла обучение в специальных школах, получив знания и навыки по разведывательно-диверсионной работе. [48, c409]. Из них создавались группы, забрасываемые на территорию СССР. Основными объектами разведывательных интересов спецслужб Японии и Маньчжоу-Го были районы сосредоточения сил РККА, железнодорожные линии, аэродромы и укрепленные районы.

В июне-июле 1941 г. японская разведка приступила к засылке через границу высококвалифицированных агентов, в основном русской национальности. Так, пограничниками Забайкальского округа в этот период было задержано 16 агентов, обученных при Харбинской военной миссии, 14 из которых по национальной принадлежности явились русскими. Японскими спецслужбами широко практиковалась так же засылка через границу маршрутных агентурных групп (по 2 – 4 агента) с пребыванием на советской территории 10-15 суток. [48, c409]. Так, если в первом квартале 1945 г. было пресечено 24 % всех акций японской разведки, то во втором квартале 1945 г. – 39%, а в июле – первой неделе августа 1945 г. – 37 %. Особый интерес японские спецслужбы проявляли к участкам пограничных отрядов, где сосредоточивались войска 36-й армии Забайкальского фронта и готовились к наступлению войска главной ударной группировки 1-го Дальневосточного фронта.

Характер обстановки в пограничном пространстве определил задачи и способы действий Пограничных войск СССР в ходе подготовки к кампании по разгрому вооруженных сил Японии и Маньчжоу-Го. Так как фронтовые наступательные операции начинались с линии государственной границы, то основными задачами для Пограничных войск на данном этапе стала борьба с агентурой и войсковыми группами японской разведки, обеспечение охраны тыла Дальневосточного фронта, разведывательные акции в приграничном пространстве с целью изучения состояния войск противника.

Пограничные войска провели комплекс мероприятий по перестройке системы охраны государственной границы, обеспечило своевременное обнаружение нарушения границы японской агентурой. Для этого была повышена войсковая плотность охраны стратегически важных участков границы, достигнутая за счет привлечения резервов, увеличения численность пограничных застав на первой и второй линиях охраны границы, а так же возрастания рабочей нагрузки на личный состав (до 12 – 14 часов в сутки). Итогом принятых мер стало успешное противодействие Пограничных войск НКВД и отделов СМЕРШ в борьбе с японскими спецслужбами. Так, например, за период с 1 января по 8 августа 1945 г. при незаконном пересечении государственной границы на Дальнем Востоке было обезврежено 163 шпиона. [48, c413].

В осуществлении мер по скрытию сосредоточения войск и их подготовки к наступлению большую роль играла деятельность пограничных формирований. Они осуществляли усиленный контроль за передвижением военнослужащих и гражданских лиц в пограничной полосе, соблюдением маскировки, знакомили полевые войска с правилами пограничного режима, особенностями местности, в качестве проводников с рекогносцировочными группами РККА исследовали наиболее удобные маршруты движения войск, информировали командование фронтов о деятельности японской агентуры и попыток дезинформации со стороны войск противника.

Кроме того формирования Пограничных войск принимали участие в дезинформации противника путем имитации перегруппировок и сосредоточения сил, технических работ на второстепенных направлениях, рекогносцировок и создания видимости усиленного наблюдения. Полностью скрыть от японского командования передислокацию советских войск с запада на восток не удалось, однако своими активными действиями пограничники ввели в заблуждение японские спецслужбы относительно численности советской группировки войск и мест нанесения основных ударов.

Разведку противника в период подготовки фронтовых наступательных операций Пограничные войска вели постоянно, главным образом в процессе охраны границы. В директиве Главного управления пограничных войск дальневосточным пограничным округам приписывался сбор разведывательных данных, которые помогли бы военному командованию своевременно изучить группировку противника и характер его действий в прикордоне Маньчжурии. [48, c414].

В последующем эта задача корректировалась командованием пограничных войск, командующими армиями и их штабами, главным образом по вопросам сбора дополнительных данных о наличии и дислокации войск противника в пограничной полосе, их вооружении, моральном состоянии, наличии инженерных укреплений, системы обороны; точных сведений о пограничных постах японской армии и маньчжурской полиции. Накопленные разведывательные данные передавались армейскому командованию. Так, штаб Приморского пограничного округа составил с учетом последнего фотографирования и передал штабам армий 1-го Дальневосточного фронта описания Хутоуского, Мишаньского, Пограничненского, Дуннинского, Хуньчуньского и Кенхынского укрепленных районов противника. [48, c415]

Для разведывательных целей использовалась и авиация Пограничных войск. Экипажи самолетов перед началом полетов инструктировались с целью наблюдения за передислокациями подразделений японской армии, ходом строительства укрепленных районов, фотографирования военных и других объектов, топографической аэрофотосъемки приграничья Маньчжурии. Так, только личный состав 3-го авиационного полка пограничной авиации на участке Забайкальского округа за период июля – начала августа 1945 г. произвел 214 разведывательных вылетов в 324 часа налета. Только за 7 – 8 августа по заданиям командования 36-й армии было произведено 36 разведывательных вылетов на стратегически важных направлениях и сфотографировано 31 важный объект противника. [48, c415].

На подготовительном этапе военной кампании 1945 г. пограничными частями Приморского округа были собраны данные о строительстве оборонительных рубежей на муданьцзянском направлении в районе Мулин и по р. Мулинхэ, г. Тумынь; перегруппировке войск на линии р. Мулинхэ и р. Муданьцзян. Пограничники Хабаровского округа до начала боевых действий добыли данные о перегруппировке и передислокации японских войск на сахалянском и сунгарийском направлениях, в тылу маньчжурской группировки Квантунской армии.

Пограничные войска оказали практическую помощь РККА в освоении театра военных действий. Так, штаб Забайкальского пограничного округа передал в штабы Забайкальского фронта и 36-й армии описание поймы, бродов и мест для форсирования р. Аргунь.

Штабы пограничных частей, используя разведывательные данные, составили справки о системе японских военных объектов в приграничном пространстве, а так же погранично – полицейских кордонах противника. В справках указывалась численность и вооружение личного состава погранично-полицейского кордона, национальная принадлежность служащих, характер оборонительных инженерных сооружений, наличие средств связи и особенности местности, людские и материальные резервы. На основе данных схем для каждого из объектов составлялись схемы с указанием характера и расположения оборонительных сооружений.

С началом фронтовых наступательных операций пограничные войска дальневосточных округов выполняли боевые задачи, поставленные военными советами фронтов, и включали: охрану государственной границы в течение всего периода войны; ликвидацию погранично – полицейских постов и гарнизонов противника в приграничном пространстве; содействие полевой армии в форсировании водных преград; помощь первому эшелону РККА в ориентировании на местности; охрана тыла действующей армии; обеспечение флангов фронтов; оперативное прикрытие слабых участков линии фронта; проведение десантных операций на островных архипелагах и побережье противника. Дополнительные задачи, исходя из конкретно скла-дывавшейся обстановки на фронте и в тылу, определялись военным командованием уже в ходе наступления.

Основной боевой задачей Пограничных войск дальневосточных округов явилась ликвидация погранично – полицейских постов и гарнизонов противника на линии государственной границы. Действия пограничных войск по ликвидации вражеских кордонов рассматривались как сигнал для общего наступления. Для успешного осуществления поставленной задачи был исследован и использован боевой опыт ликвидации вражеских кордонов при вступлении на территорию восточной Польши в 1939 г., в войне с Финляндией в 1939—1940 гг., штурма опорных пунктов немецко-фашистских войск в ходе Великой Отечественной войны.

Для уничтожения постов и гарнизонов противника в приграничном пространстве из состава Пограничных войск Дальнего Востока были выделены боевые группы специального назначения. Их численность определялся из расчета полуторного, двойного или тройного превосходства над противником. В отряды отбирали пограничников, имевших хорошую подготовку и знание вражеских объектов.

Структурно отряд состоял из групп разведки, блокирования, охраны имущества, штурмовых групп, огневых групп (были вооружены 82 – мм минометами и станковыми пулеметами) и резерва. Специальности членов отрядов включали стрелков, снайперов, связистов, санитаров, пулеметчиков, а при необходимости - саперов. Отрядам придавались проводники, хорошо знавшие местность.

Основная штурмовая тактика действий боевых групп состояла из внезапного налета, блокирования гарнизона объекта, ликвидации сил противника.

Вооружение отрядов состояло из автоматов, винтовок, ручных пулеметов, ручных и противотанковых гранат, бутылок с горючей жидкостью, взрывчатых веществ. Некоторые отряды имели и тяжелое оружие - станковые пулеметы, 82-мм минометы, противотанковые ружья. [48, c420-421]. Штурмовые группы также имели ножницы для резки проволоки, лестницы, веревки с крючьями, ножи, карманные электрические фонари, ракетницы, набор сигнальных патронов, плавательные моторные и ручные средства.

Большое значение придавалось организации взаимодействия отрядов нападения с войсками действующей армии. Порядок его определяли командующие армиями при постановке задач начальникам пограничных от-рядов и командиры частей и подразделений РККА в условиях необходимости. Действия отрядов специального назначения, ликвидировавших пограничные гарнизоны, входившие в систему японских укрепленных районов, поддерживались артиллерийским и минометным огнем при отражении противником первой атаки отряда. Для пограничных войск и полевых частей РККА устанавливалась единая система опознавания.

Непосредственно за отрядами пограничников двигались роты поддержки первого эшелона наступающих войск, с задачей вступить в бой при его затяжном характере.

Утром 8 августа начальниками войск пограничных округов была получена информация о вступлении Советского Союза 9 августа в войну с империалистической. Японией. Пограничные округа были оперативно переподчинены командующим фронтами, от которых поступил приказ о приведении пограничных войск в полную боевую готовность, завершении подготовки отрядов специального назначения к боевым действиям по ликвидации вражеских кордонов и их сосредоточении около линии государственной границы.

В ночь с 8 на 9 августа 1945 г. советские войска на Дальнем Востоке перешли в наступательную операцию с целью разгрома. Квантунской армии ударами на суше, с воздуха и с моря на веем протяжении границы с Маньчжурией и Кореей.

В Приморье в 01.00 час ночи 9 августа отряды специального значения перешли государственную границу и приступили к осуществлению поставленной перед ними задачи по ликвидации оборонительных объектов противника. Уничтожение японских постов и кордонов обеспечило успешное продвижение дивизий первого эшелона РККА, которые к рассвету 9 августа продвинулись в глубь обороны противника на 3—10 км.

На стратегическом направлении удара 2-го Дальневосточного фронта пограничные войска так же ликвидировали погранично-полицейские подразделения противника непосредственно на линии границе и в приграничье.

В полосе наступления Забайкальского фронта отряды нападения без артиллерийской и авиационной подготовки атаковали японские кордоны в 00 часов 10 минут 9 августа. К 9.00 все 11 отрядов специального назначения, успешно завершили боевые действия и возвратились на территорию СССР. Остальные пограничные кордоны противника на участке округа были уничтожены наступавшими частями 36-й армии.

На участке Хабаровского пограничного округа действовало 40 отрядов нападения. Боевая задача была выполнена ими в два этапа: переправу и десант через р. Амур и Уссури в районах предстоящих действий, а так же боевые действия по ликвидации объектов противника. Переправа началась в 23.00 8 августа, а в 24.00 штурмовые группы десантировались на про-тивоположный берег. К рассвету 9 августа все 40 объектов, намеченных к ликвидации силами пограничных войск Хабаровского округа, были отбиты у противника. В результате боевых действий отрядов нападения уничтожено 189 солдат и офицеров, 114 взято в плен, захвачен 51 агент японской разведки. При этом потери отрядов нападения составили убитыми 16 и ранеными 57 человек [54, c32-33].

Однако исход пограничной операции по ликвидации погранично-полицейских постов и воинских гарнизонов противника в приграничном пространстве во многом зависел от боевой готовности противника. Там, где отряды нападения не сумели использовать фактор внезапности, японские гарнизоны оказали ожесточенное сопротивление, нанеся штурмовым отрядам значительные потери. Тем не менее, к 9.00 9 августа отряды нападения Приморского округа ликвидировали 33 кордона противника. В ходе боя было убито 846 вражеских солдат и офицеров, захвачено в плен 16. Потери Пограничных войск составили убитыми 53 и ранеными 153 человека 2.

Боевые действия по ликвидации японских полицейских кордонов и других гарнизонов, служившими опорными базами для нападения на тылы РККА, продолжались до 10—12 августа. Данные действия пограничные войска вели на стыковых направлениях между действующими фронтами. Так, только пограничные войска Хабаровского округа в этот период ликвидировали 172 погранично - полицейских кордона, 12 гарнизонов, 7 узлов сопротивления и 6 войсковых групп, овладели 125 населенными пунктами, в том числе 22 крупными. Общие потери противника составили 1229 человек, из них 900 были взяты в плен, в том числе 174 офицера; в советском плену оказались 154 агента японской разведки.

В этот же период боевые действия по уничтожению японских погранично - полицейских кордонов успешно вели и пограничники Сахалинского отряда. По плану проведения Южно-Сахалинской наступательной операции под-разделения отряда в полосе наступления 56-го стрелкового корпуса 11—13 августа ликвидировали 7 вражеских кордонов, дислоцировавшихся на флангах наступавшей ударной группировки корпуса. Эти действия штурмовые отряды осуществляли с использованием пограничных катеров и при поддержке подразделений передовых частей РККА.

Пограничные войска в целом успешно выполнили первую боевую задачу. В книге «Финал» (под редакцией Р. Я. Малиновского) отмечено, что в операции вторжения пограничные войска ликвидировали пограничные кордоны и посты противника, уничтожали его опорные пункты на границе, а впоследствии принимали активное участие в преследовании вражеских войск, вели борьбу с диверсионно-разведывательными группами, охраняли коммуникации наших войск, штабы, важные объекты и тыловые районы.

К началу наступления РККА в Забайкальском, Хабаровском и Приморском пограничных округах из личного состава погранзастав, резервных и вспомо-гательных подразделений было сформировано свыше 320 специальных нештатных отрядов численностью от 30 до 75 и более человек. Эти отряды действовали не только совместно с передовыми отрядами дивизий, но и самостоятельно, главным образом на участках, где не было частей и соединений фронтов, что позволило высвободить часть войск для действий на основных операционных направлениях. Многие пограничники выполняли роль проводников в передовых и разведывательных отрадах наступавших частей, особенно в первую ночь операции.

Однако, несмотря на успешное завершение операции, штурмовыми отрядами был допущен и ряд ошибочных действий. Существо этих недостатков заключается в том, что не все вражеские посты в ночь на 9 августа оказались ликвидированными одновременно. Некоторым гарнизонам противника удалось отойти в тыл. В последующие дни пограничникам пришлось вести напряженные поиски, преследование и бои с отошедшими от границы подразделениями.

В некоторых частях Забайкальского и Хабаровского округов наблюдалось стремление к созданию штурмовых отрядов неоправданно большой численности.

В ряде случаев в отрядах нападения создавалось излишнее количество групп, что усложняло управление ими и во время выдвижения на рубеж атаки, и во время боя.

Некоторые отряды нападения не сумели создать плотное окружение гарнизонов, и противнику удавалось спастись бегством. При ликвидации объектов, расположенных в населенных пунктах или вблизи них, не всегда одновременно сочетались атакующие действия и изъятие вражеской агентуры; пользуясь этим, часть агентуры успевала отойти в тыл.

В отдельных боевых столкновениях не были учтены конструктивные особенности казарм противника, такие детали, как наличие на окнах сеток и козырьков. При забрасывании казарм гранатами последние отскакивали и осколками поражали пограничников. В ходе боя за тот или иной объект некоторые офицеры действовали как рядовые бойцы, забывая об управлении подчиненными подразделениями.

В ряде случаев отсутствовало взаимодействие между отрядами нападения и комендатурами. Несмотря на то, что большинство отрядов нападения имело радиостанции, командиры некоторых отрядов не сумели обеспечить устойчивую связь со своими начальниками на всех этапах боя, в результате чего донесения, как правило, своевременно не поступали и штабы коменда-тур и отрядов узнавали о ходе боев лишь после их окончания.

Хорошую боевую выучку показали моряки – пограничники. Зная районы десантирования и обеспеченные огневой поддержкой, катера только Хабаровского пограничного округа за первые трое суток операции перебросило отряды специального назначения общей численностью в 2698 чел. Уже непосредственно в ходе войны катера пограничных дивизионов конвоировали трофейные суда, несли охранение боевых кораблей и подводных лодок Тихоокеанского флота. [54, c32-33].

В Курильской десантной операции приняли участие пограничные сторожевые корабли «Киров» и «Дзержинский», а так же катера дивизионов Камчатского пограничного отряда. При высадке на о. Шумшу они поддерживали десант огнем, подавляли береговые огневые точки, отражали налеты авиации противника. [7, c77].

Охрана тыла фронтов действующей армии для пограничных войск дальневосточных округов — одна из главных задач, которую они выполняли в ходе войны с Японией. Особенность выполнения данной задачи заключалась в том, что охрана тыла на дальневосточном театре осуществлялась в условиях, когда наступательные операции начинались не-посредственно от линии государственной границы, а наступление войск велось в высоких темпах и по отдельным, разобщенным направлениям.

Планирование системы охраны тыла на период войны с империалистической Японией было проведено заблаговременно. В соответствии с приказом от 26 июля 1945 г. начальники пограничных войск округов назначались по совместительству начальниками войск по охране тыла фронтов: Забайкальского фронта — начальник пограничных войск Забайкальского округа генерал-майор' М. Н. Шишкарев; Дальневосточного (2-го Дальневосточного) фронта — начальник пограничных войск Хабаровского округа генерал-майор А. А. Никифоров; Приморской группы (с 1 августа преобразована в 1-й Дальневосточный фронт) — начальник пограничных войск Приморского округа генерал-майор! П. И. Зырянов.

Для охраны тыла 1-го Дальневосточного фронта намечалось использовать 63-ю стрелковую дивизию внутренних войск, Забайкальского фронта — управление войск Наркомата внутренних дел по охране тыла бывшего 4-го Украинского фронта и 3 полка этих войск по охране тыла, 2-го Дальневосточного фронта — 3-ю стрелковую дивизию внутренних войск. Кроме того, для ликвидации некомплекта личного состава в пограничные войска дальневосточных округов направлялось 5500 человек рядового и сержантского состава. [48, c441] Однако к началу военных действий некоторые соединения и части, за исключением 3-й стрелковой дивизии внутренних войск, прибыть на Дальний Восток не успели. Охрану тыла фронта пришлось организовывать, используя наличные силы и средства.

Вопросы взаимодействия формирований РККА и Пограничных войск связанные с охраной тыла дальневосточных фронтов, решались в зависимости от изменений оперативной обстановки. Так, Военный совет 1-го Дальневосточного фронта возложил задачу по охране тыла действующей армии на пограничные войска Приморского округа. Для охраны тыла 2-го Дальневосточного фронта использовались 26, 44 и 289-й полки 3-й стрелковой дивизии внутренних войск, а так же подразделения пограничных войск Хабаровского округа. Руководство войсками по охране тыла возлагалось на оперативную группу офицеров управления войск Хабаровского пограничного округа. Охрана тыла Забайкальского фронта была организована за счет соединений и частей фронта, без привлечения формирований Пограничных войск Забайкальского округа на которые возлагалась задача по борьбе с вражеской агентурой. Однако в ходе наступательной операции потребовалось сформировать специальный сводный отряд пограничников (426 человек), который 14 августа взял на себя охрану тыла войск, наступавших на направлении главного удара фронта. [48, c441].

Более организованной была система охраны тыла 1-го Дальневосточного фронта, осуществлявшаяся в сложной оперативной обстановке на территории Маньчжурии. В соответствии с планом фронтовой наступательной операции 25-я и 35-я армии, 1-я Краснознаменная и 5-я армии фронта 9 августа 1945 г. перешли в наступление, прорвав оборону противника, вышли в глубокий тыл японских войск в Маньчжурии. В связи с тем, что наступление войск осуществлялось не на сплошном фронте, а по разобщенным направлениям, многие подразделения и части японских войск при отступлении уклонялись от ударов войск РККА, концентрируясь на флангах и в тылу наступавших ударных группировок, создавали серьезную опасность их тылу.

В промежутках между ударными группировками советских войск оказалось в окружении большое количество очагов сопротивления. Отступая под ударами РККА, противник оставлял большое количество подготовленных диверсионных групп и одиночек – террористов, в том числе и камикадзе, из числа солдат и местного населения, главной функцией которых стало нанесение ударов по коммуникациям РККА. Японская разведка так же продолжала усиленно забрасывать через линию фронта агентов и диверсантов из числа японцев и корейцев.

Верховное японское командование рассчитывало на затяжной характер войны и планировало использовать националистические настроения местных жителей для борьбы с наступавшими войсками. Для этого отступая, японцы раздавали местному населению оружие и боеприпасы. Так, в г. Хулинь населению было выдано 2000 винтовок, большое количество пулеметов и боеприпасов. [48, c443].

В подобной обстановке пограничные войска округа выполняли задачи, поставленные Военным советом фронта. Для охраны тыла были выделены пограничные отряды, охранявшие границу в полосе действий общевой-сковых армий. В соответствии с указаниями командующего фронтом охрана войскового тыла возлагалась: 35-й армии — на Иманский, Комиосаровский, 5-й армии — на Гродековский и 25-й армии — на Посьетский пограничные отряды. Начальники указанных отрядов были назначены начальниками охраны войсковых тылов армий. Для более гибкого руководства войсками по охране тыла фронта и охраной границы начальник войск Приморского округа из личного состава управления округа создал две группы. Первая во главе с начальником войск осуществляла руководство охраной границы и тыла фронта, а вторая - руководила служебно-боевой деятельностью пограничных частей, охранявших морской участок границы. С передислокацией первой группы на территорию Маньчжурии вторая кроме указанной задачи осуществляла руководство пограничными подразделения-ми, оставшимися для охраны государственной границы в полосе наступления войск фронта.

Система охраны тыла фронта в наступательной операции структурно строилась в виде ряда рубежей. Первый рубеж проходил в 20—50 км в тылу от линии границы. Для службы на первом рубеже выделялись 6 маневренных групп и 10 резервных застав общей численностью 916 человек. Руководство службой резервных пограничных подразделений на первом рубеже осуществлялось оперативными группами пограничных отрядов во главе с начальниками штабов. На данном рубеже части округа несли службу по охране тыла до 12 августа 1945 г. Организовав службу КПП, силами разведывательно-поисковых групп и других нарядов пограничные войска обеспечивали порядок в тылу действующих армий, беспрепятственное продвижение колонн войск и техники к линии фронта.

Вторым рубежом охраны тыла стала линия государственной границы. На данном рубеже пограничные войска несли службу в течение всей войны. Плотность охраны с учетом обстановки на фронте в различные периоды существенно менялась.

Всего для выполнения задач по охране тыла действующей армии на территории Маньчжурии было выделено около 4 тыс. пограничников Иманского, Комисеаровского, Гродековского и Посьетского отрядов, что составляло более 2/3 личного состава указанных пограничных частей. [48, c444]

Служба и боевая деятельность пограничных войск регламентировались решениями командующего фронтом. Приказом от 11 августа формированиям по охране тыла 1-го Дальневосточного фронта предписывалось перейти на второй рубеж охраны по линии государственной границы, оперативно взаимодействовать с подразделениями действующей армии, а так же при необходимости занять следующий рубеж охраны тыла фронтов оставить 1/3 линейных застав на линии государственной границы. Указом командования фронтом от 14 августа в целях обеспечения охраны тыла действующей армии на территории Маньчжурии и поддержания порядка среди местного населения Пограничным войскам следовало организовать охрану тыла по направлениям продвигающихся армий; а так же организовать в крупных населенных пунктах комендатуры, возложив на них обязанности поддержания порядка среди гражданского населения и своевременного принятия мер по уничтожению оставшихся в тылу групп противника, бандитов и диверсантов в районе расположения комендатур.

Деятельность комендатур опиралась на органы местного самоуправления, помогавшие выявлять вражеских солдат и офицеров, агентов разведки, полиции, жандармерии, руководителей антисоветских организаций. У местного населения изымались оружие и боеприпасы. Так, комендатура г. Боли, выставленная от Иманского пограничного отряда, с 21 по 26 августа задержала 28 японских солдат-«смертников», 10 маньчжурских солдат, 40 вооруженных китайских граждан; у населения изъято 1116 винтовок и карабинов, 13 пулеметов, 8800 патронов. [48, c447].

Кроме того, через органы местного управления, очищенные от прояпонских чиновников, комендатуры принимали меры по возобновлению деятельности предприятий, продолжению сельскохозяйственных работ, восстановлению разрушенных дорог, мостов. Однако решение хозяйственных задач не могло не отвлекать силы пограничных войск от борьбы с агентурой, диверсионно-разведывательными и войсковыми группа-ми противника, активно действовавшими в тылу наступавших войск. В связи с этим, глубина выставления комендатур от пограничных войск была ограничена 100 км от линии границы, а далее комендантская служба организовывалась силами армий.

Большое значение для организации охраны тыла действующей армии имела система сбора разведывательных данных. Перед разведкой были поставлены задачи по выявлению вражеской агентуры и диверсионных группы, оставленных в тылу действующей армии противником, прояпонских организаций, обнаружению оставшихся в тылу советских войск вооруженных групп. Организация разведывательной деятельности на территории Маньчжурии была возложена на офицеров штабов пограничных округов и пограничных отрядов в составе 23 оперативных групп, продвигавшихся совместно с наступавшими войсками, что вскоре дало положительные результаты. [48, c447]. Так, только пограничниками Хабаровского округа было обезврежено 11 вооруженных отрядов, созданных японской разведкой из орочей (220 членов этих отрядов сдались без боя). Кроме того, специальные мероприятия, проведенные пограничным отрядом, позволили склонить к явке с повинной 20 полицейских-удэгейцев, оставленных японцами для проведения диверсий в тылу советских войск [48, c448].

В отношении же диверсионных банд и вооруженных групп японских военнослужащих, отказавшихся капитулировать, подразделения войск охраны тыла принимали меры по их ликвидации. Так, в результате боевых действий только пограничных войск Приморского округа на территории Маньчжурии было уничтожено ок. 50 вооруженных групп и диверсионных банд противника, убито 374 человека, захвачено в плен 824 человека, добровольно сложило оружие 6056 солдат и офицеров. [48, c448].

Важное место в деятельности офицеров пограничных войск занимала фильтрационно-следственная работа лиц, задержанных войсковыми нарядами. В течение трех суток задержанные проходили фильтрационную проверку. Всего за период военных действий только оперативные группы Приморского округа подвергли фильтрации 3870 человек. Для ведения дальнейшего следствия органам правосудия было передано 989 человек, ив них гласных сотрудников разведывательных органов противника —. 163, вражеских разведчиков — 442, диверсантов — 54, «смертников» — 54, японских солдат, маскировавшихся под местных жителей, — 262, измен-ников Родины, руководителей белоэмиграции и др. лиц – 14. [48, c449].

В общей системе охраны тыла в наступательных фронтовых операциях, а также в пограничных отрядах, осуществляющих охрану государственной границы, эффективно применялись оперативно-войсковые группы. В их состав входили 2—5 офицеров, 30—50 солдат и сержантов. Такие группы действовали совместно с первым эшелоном соединений на значительном удалении от линии границы в целях ликвидации японских разведывательных органов, захвата их сотрудников и секретных документов, а так же нанесения ударов по диверсионным формированиям противника. На участках границы между операционными направлениями оперативно-войсковые группы действовали автономно, осуществляя меры по очистке территории Маньчжурии от враждебных элементов. Количество групп, одновременно ведущих поиск на маньчжурской территории от каждого отряда, колебалось от 2 до 6 (численность оперативно-войсковых групп была от 15 до 200 человек в зависимости от поставленной задачи). [48, c451]. В состав групп вклю-чались так же офицеры штабов отрядов и комендатур.

Активное участие в боевых действиях по очищению от врага обширных районов территории Маньчжурии, расположенных между операционными направлениями, приняли полки пограничной авиации Забайкальского и Хабаровского округов. Пограничная авиация оказывали помощь наземным войскам в создании воздушной связи командования с разведывательными и оперативно-войсковыми группами, организации десантных операций в тыл противника, эвакуации раненых, снабжении отрядов, действовавших автономно от основных баз, а так же уничтожении наиболее крупных пограничных гарнизонов г. Мохэ, г. Джурганхэ и др., и гарнизонов японских войск полиции в пограничной полосе Маньчжурии. Самолеты пограничной авиации участвовали в раз-ведке и уничтожении окруженных гарнизонов противника, не прекративших сопротивления. Так, только 3-й авиационный полк Забайкальского пограничного округа совершил в этих целях 64 боевых вылета. [48, c452]

Деятельность Пограничных войск сыграла значительную роль в разгроме вооруженных сил милитаристской Японии. Так, военнослужащими – пограничниками в ходе всей наступательной кампании были ликвидированы 241 погранично-полицейский кордон, 31 японский гарнизон, 11 узлов сопротивления и опорных пунктов, освобождено 125 населенных пунктов. Действуя на территории Маньчжурии пограничные подразделения, уничтожили 42 диверсионные группы, 38 японских войсковых групп. Кроме того, пограничниками было выявлено и задержано более 1 тыс. агентов противника, захвачено большое количество трофеев Общие потери противника, понесенные в боях с пограничниками, составили более 2 тыс. человек и 2300 человек оказались в плену. [48, c452].

За образцовое выполнение заданий военного командования в боях против японских милитаристов на Дальнем Востоке и проявленные доблесть и мужество более 3200 солдат, сержантов, офицеров и генералов Пограничных войск были награждены орденами и медалями. Орденов были удостоены 14 пограничных отрядов, авиаполк, отдельный батальон связи, два сторожевых корабля. Четырем пограничным отрядам присвоены почетные наименования.

Вторая мировая война, длившаяся шесть лет, завершилась 2 сентября 1945 г. в Токийском заливе на борту линкора «Миссури» с подписанием акта о безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил. Главным фактором, определившим разгром милитаристской Японии, стало именно вступление в войну СССР. Открытие же Пограничными войсками СССР и РККА успешных военных действий против наиболее сильной группировки японских вооруженных сил – Квантунской армии в свою очередь ускорило поражение всей военной машины Японии, что явилось итогом долговременного периода накопления опыта пограничной службы и выполнения важных государственных задач в области внешней политике на Дальнем Востоке в период 1941 – 1945 гг.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

В сложившейся к периоду Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. системе международных взаимоотношений на Дальнем Востоке образовался комплекс угроз для экономической, политической и военной безопасности СССР, что потребовало от нее формирования и модернизации военной структуры, способной успешно защищать государственные интересы в дальневосточном регионе. Создание Пограничных войск было направлено на защиту дальневосточных границ СССР, а равно и на развитие экономического, политического и военного присутствия СССР в данном регионе, обеспечение ее интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Созданная пограничная структура претерпевала неоднократное реформирование в силу складывавшейся в реальности военно-политической ситуации как внутри самого СССР, так и за ее пределами. Результаты исследования позволяют сделать вывод о том, что Пограничные войска СССР сыграли значительную роль в обеспечении ряда внешнеполитических интересов СССР, а так же в обеспечении безопасности и неприкосновенности дальневосточных рубежей. Опыт деятельности Пограничных войск СССР в период 1941 - 1945 гг. остается важным и востребованным и в наше время. Сейчас, Дальний Восток по-прежнему занимает важное геостратегическое положение и колоссальные природно-сырьевые ресурсы, занимающие интересы многих иностранных держав. В силу ряда неудачных политических, экономических и социальных реформ, проводимых правительством на протяжении десятилетия 1990-х гг., численность населения на Дальнем Востоке и его материальная обеспеченность резко снизились, что, в свою очередь, нарушило демографическую безопасность положения России в дальневосточном регионе, подорвало ее авторитет и влияние на внешнеполитической арене и, одновременно усилило уровень территориальных притязаний соседних государств на территорию российского Дальнего Востока. Несмотря на то, что в последнее время, данное положение несколько изменилось в лучшую сторону, без надлежащей организации и реформирования в условиях современности политической, экономической и военной составляющей структуры российского государства в дальневосточном регионе в целом и пограничной структуры в частности невозможно утверждать о полной безопасности России на Дальнем Востоке и успешной защите ее государственных интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В ходе исследования деятельности Пограничных войск СССР на Дальнем Востоке в 1941 - 1945 гг., как элемента системы обеспечения внешнеполитических интересов СССР автором были успешно и в полном объеме реализованы задачи исследования, а именно: исследован процесс формирования и состояние Пограничных войск СССР на Дальнем Востоке к началу Великой Отечественной войны; освещены задачи, решаемые Пограничными войсками при охране государственной границы СССР на Дальнем Востоке в период Великой Отечественной войны, а так же показан вклад Пограничных войск СССР в разгром милитаристской Японии в 1945 г.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1.Опубликованные и документальные материалы

1.1 Пограничные войска СССР (1918-1928 гг.). Сб. док. – М.: Наука, 1973.

1.2 Пограничные войска СССР (1939-июнь 1941 гг.). Сб. док. – М.: Наука, 1970.-815с.

1.3 Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне: 1942–1945 гг. Сб. док. – М.: Наука, 1976.-975с.

1.4 Рагинский, М.Ю. Милитаристы на скамье подсудимых: По материалам Токийского и Хабаровского судебного процессов / М.Ю. Рагинский. – М.: Юридическая литература, 1985. – 360с.

2. Периодическая печать

а) Журналы

2.1 Военно-исторический журнал. Издание Министерства Обороны Российской Федерации. – М., 2006 – 2009.

2.2  Военно-исторический сборник ФПС России. Приложение к журналу «Ветеран границы» № 1 – М., 1998.

б) газеты

2.3 Дальневосточный пограничник. Региональная газета Пограничной службы ФСБ России. -  Хабаровск, 2009.

3. Монографические исследования

3.1 Байманов, С.С. и др. На страже границ России. Учебное пособие по общественно-государственной подготовке  офицеров и прапорщиков (мичманов) органов и войск ФПС России. ч. 1 / С.С.Байманов, А.Е.Белов, В.А.Бондаренко. – М.: Граница, 1998. – 520 с.

3.3 Бобылев, П.Н. Советские Вооруженные Силы. Вопросы и ответы. Страницы истории / П.Н.Бобылев, В.П.Бокарев, С.В.Липицкий,  М.Е.Монин. – М.: Политиздат, 1987. – 416с.

3.4 Божественный ветер. Сб. мемуаров. – М.: АСТ: Ермак, 2005. – 653с.

3.5 Большой энциклопедический словарь. М., 1991. С. 161.

3.7 Бучко, Н.П. История пограничных органов России: учебное пособие./ Н.П.Бучко. – Хабаровск: изд-во Хабаровского пограничного института ФСБ Российской Федерации, 2009. – 106с.

3.8 Великая Отечественная… (Краткая иллюстрированная история Великой Отечественной войны для юношества.). – М.: Молодая гвардия, 1975. – 576с.

3.9 Великая Отечественная война Советского Союза. 1941 – 1945 гг.: Краткая история. – М.: Военное издательство Министерства Обороны СССР, 1967. – 621с.

3.10 Великий подвиг народа во имя Отечества. Материалы научно – практической конференции, посвященной 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. – Хабаровск: изд-во Хабаровской государственной академии экономики и права. – 172с.

3.11 Верность границе. – Алма-Ата: Жалын, 1978. – 176с.

3.12 Вертелко, И.П. Служил Советскому Союзу. Сокровенное / И.П.Вертелко. – М.: Граница, 1996. – 317с.

3.13 Владимиров, П.П. Особый район Китая. 1942 – 1945 / П.П.Владимиров. – М.: Издательство Агентства печати Новости, 1973. – 656с.

3.15 Голанд, В.Я. Ветры границ / В.Я.Голанд. – М.: ДОСААФ, 1982. – 142с.

3.17 Дальневосточный пограничный: Очерк истории Краснознаменного Дальневосточного пограничного округа. – Хабаровск: Книжное издательство, 1983. – 288с.

3.19  Карташев, В.П. Мне дороги эти имена: субъективная исповедь  ветерана пограничной газеты / В.П.Карташев. – Хабаровск.: Дальневосточный пограничник,  2003. – 263 с.

3.21 Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. Т. 1. – 6-е изд./ Г.К.Жуков. – М.: АПН, 1985. – 303с.

3.22 Забайкальские заставы. Сб. материалов. Вып. 2. – Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1987. – 208с.

3.23 Завалишин, А.Ю. История Дальнего Востока России в новое и новейшее время (середина XVII – XX век): Учебное пособие для 8 – 9 классов общеобразовательных учреждений / А.Ю.Завалишин. – Хабаровск: Издательский дом «Частная коллекция», 1999. – 288с.

3.24 История Второй мировой войны 1939 – 1945. В 12 томах. Т. 9. – М.: Военное издательство Министерства Обороны СССР, 1978. – 576с.

3.25 История Второй мировой войны 1939 – 1945. В 12 томах. Т. 11. – М.: Военное издательство Министерства Обороны СССР, 1978. – 496с.

3.26 Киршнер, Л.А. Канун и начало войны: Документы и материалы / Л.А.Киршнер. – Л.: Лениздат, 1991. – 431с.

3.27 Кожемякин, Г. Судьба моя – граница / Г.Кожемякин. – Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1988. – 153с.

3.30 Край далекий наш, но родной: судьба дальневосточных территорий. Материалы студенческой научно-практической конференции. – Хабаровск: Хабаровское культурно-просветительское общество «Хабаровское общественное собрание», 2005. – 177с.

3.31 Краснознаменный Дальневосточный: История Краснознаменного Дальневосточного военного округа, 3-е издание, испр. и доп. – М.: Воениздат, 1985. – 348 с.

3.32 Кулагин, В.М. Подвиг Особой Дальневосточной / В.М.Кулагин, Н.Н.Яковлев. – М.: Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1970. – 190с.

3.33 Лисовой, М.Е. На границе с 1939 / М.Е.Лисовой. – М., 2005. – 207с.

3.34 Малиновский, Р.Я. Финал. Историко – мемуарный очерк о разгроме империалистической Японии в 1945 г. / Р.Я.Малиновский, М.В.Захаров, А.Н.Грылев, И.Е.Крупченко. – М.: Наука, 1966. – 352с.

3.35 Махнач, А. Люди границы: очерки / А.Махнач. – Минск: Маст. Лiт, 1989. – 237с.

3.39 Петров, И.И. Записки о пограничниках моего поколения, кн. 3 / И.И.Петров. – М.: Граница, 2008. – 336с.

3.40 Пограничники. Сб. док. и материалов. – М.: «Молодая гвардия», 1977. – 384с.

3.42 Портных, Я. О времени и о себе, ч. 3 / Я.Портных. – М.: Граница, 2007. – 136с.

3.45 Рябов, В.С. Великий подвиг / В.С.Рябов. – М.: Военное издательство Министерства обороны СССР, 1975. – 317с.

3.47 Сердюк, А.С. Порог дома твоего: Очерки / А.С.Сердюк. – М.: ДОСААФ, 1988. – 152с.

3.48 Сечкин, Г.П. Граница и война / Г.П.Сечкин. – М.: Граница, 1993. – 464с.

3.49 Сысоев, Н. и др. Тихоокеанский дозор. Сборник очерков к 60-летию Краснознаменного Тихоокеанского пограничного округа / Н.Сысоев, Е.Ноженко. -  изд-во «Пограничник на Тихом океане», 1999. – 151с.

3.50 Тараданкин, А. Пограничная полоса / А.Тараданкин. – М.: Советская Россия, 1963. – 184с.

3.51 Филонов, А.М. Три ипостаси Якова Дьяченко: Из истории освоения Приамурья и Приморья / А.М.Филонов. – Хабаровск: Издательский дом «Приамурские ведомости», 2009. – 200с.

3.52 Фортунатов, В.В. Отечественная история. Учебное пособие для гуманитарных вузов / В.В.Фортунатов. – СПб: Питер, 2009. – 352с.

3.53 Часовые советских границ. Краткий очерк истории Пограничных войск СССР. – М.: Издательство политической литературы, 1983. – 318с.

3.54 50 лет победы. Материалы Хабаровской краевой научно-практической конференеции «50 лет Всемирно – исторической Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов». – Хабаровск: Администрация Хабаровского края, 1995.

 

4. Литература иностранных авторов

4.55 Догерти, Л.Д. Японская пехота, 1941-1945. Подготовка, тактика, вооружение / Л.Д. Доггерти. – М.: АСТ: Астрель, 2005. – 94 с.

4.56 Кунов фон Карл  Свинцовый ливень Восточного фронта /пер с англ./ Карл фон Кунов. – М.: Яуза-пресс, 2009. – 256с.


 
Разместил: admin

Комментарии